Выбор редакции
Комментарии
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

Директор КВС Сергей Журавлев: "Больше трех утечек в сутки — это ЧС. В Саратове их было 90"

  • 15:31, 13 июля 2020
  • Комментариев[12]

В Саратове уже больше двух лет водоснабжение обеспечивает не муниципальное предприятие, а частная компания-концессионер. И если о "Саратовводоканале" журналисты писали часто и с упоением (главным образом о долгах, авариях и прочих проблемах предприятия, которые казались неразрешимыми), то вот о "Концессиях водоснабжения - Саратов" информации сравнительно мало. И это притом, что при переходе к новой модели управления водопроводным хозяйством было сломано столько копий и только ленивый удержался от скепсиса - мол, придут, тарифы поднимут, а ничего сделать не смогут. Интервью "СарБК" стало для директора КВС Сергея Журавлева первым. По его словам, неразрешимых проблем у водоканала нет, а большинство вопросов было связано с неэффективной организацией.

Директор КВС Сергей Журавлев: "Больше трех утечек в сутки — это ЧС. В Саратове их было 90" Фото СарБК

"Первым делом изменили производственную систему"

Сергей Александрович, с момента подписания концессионного соглашения и начала работы КВС в городе прошло больше двух с половиной лет. Горожане, конечно же, судят по работе организации по авариям и отключениям воды. По моим ощущениям, острых аварийных ситуаций, по крайней мере, в той части города, в которой я бываю регулярно, стало меньше. И вообще поток жалоб значительно сократился. А как видится ситуация изнутри компании?

— Для начала давайте разведем два понятия – авария и повреждение. Согласно закону 416-ФЗ, авария – это отключение потребителя от системы водоснабжения на срок больше 8 часов. И аварийность является одним из индикаторов нашего концессионного соглашения. Плановый показатель на 2018 год был установлен в 2,9 аварии на километр сети, в 2019-м – 1,9, в 2020-м – тоже 1,9. По факту количество аварий было 0,9 в 2018 году, 0,8 в 2019-м, в 2020-м — в пределах 0,7-0,8. То есть по количеству аварий ситуация в два раза лучше того, что установлено соглашением.

Для потребителя значимыми являются два направления в работе КВС. Первое — это отключение. Для граждан, если воды нет больше 8 часов, — это катастрофа. Потребителю важно, чтобы вода была или утром, или вечером. По сути говоря, в сутки есть два периода пикового потребления воды. Если ее нет в то время, когда человек спит или на работе, то он относится к ограничениям более-менее спокойно. Поэтому график работы бригад мы стараемся синхронизировать именно с распорядком большинства горожан. Они начинают работы около 9 часов утра и в 18-19 заканчивают. Бригады едут на пересменку в 8 часов вечера. Следующие работы, связанные с отключениями, проводятся уже в 22-23 часа, когда в жилых домах потребление почти нулевое.

"Концессии" первым делом изменили производственную систему устранения аварий, которая практиковалась в "Саратовводоканале". Если брать статистику по повреждениям, за последний год среднее время их устранения снизилось с 21 до 18 часов. Что было до прихода концессионера? Среднесуточное количество повреждений составляло 90-100 штук, бригады не успевали их устранить, остатки переходили на другой день. При этом статистика не учитывала мелкие повреждения, их могли и не устранять. По итогам 5 месяцев этого года среднее количество повреждений на сетях составило 18,5 в сутки. Мы просто-напросто успеваем эти дефекты ликвидировать за 18 часов. Соответственно, и восприятие и у населения, и у власти, и у СМИ другое. Более того, мы наконец дошли до того момента, когда мы можем устранять даже повреждения на бесхозных сетях, потому что вода из них течет все равно наша.

На наш взгляд, ситуация на сегодняшний день абсолютно управляемая. Самое главное, что мы понимаем, контролируем ситуацию и способны оперативно все аварии в городе устранить.

Можно ли провести границу — какая часть ваших ресурсов и времени уходит на "латание дыр", а какая — на плановую замену сетей?

— Такое разделение провести достаточно легко. У нас ежедневно вместе с ремонтно-строительным участком работают 23 бригады. Из них 4 занимаются перекладкой сетей. Таким образом, примерно 20% времени уходит на плановые работы. С 1 января мы создали ремонтно-строительное управление, сформировали 3 бригады, которые занимаются плановыми работами. С 1 апреля добавили еще одну бригаду – ремонтно-восстановительный участок, цех водопроводных сетей. Шесть бригад у нас прошли обучение в "ГипроНИИгазе", с июля еще по 3 бригады в смену смогут выходить на плановый ремонт — замену стальных трубопроводов на полиэтилен. Это будут смешанные группы, которые смогут и аварии устранять, и в свободное время заниматься перекладкой.

Сейчас мы сами занимаемся перекладкой труб диаметром до 300 мм, не привлекая подрядчиков, сами устанавливаем оборудование. Это экономит время, силы, деньги, упрощает дальнейшее обслуживание. А учитывая дороговизну благоустройства после вскрышных работ в городе, стараемся применять бестраншейный способ прокладки.

Мы стремимся создать долгосрочную систему, которая позволит в течение определенного времени привести водоснабжение в нормальное состояние. В этом году планируем в общей сложности переложить порядка 30 км водопроводных коммуникаций, но этого мало. Чтобы привести водопроводный комплекс к идеальному состоянию (не более 2-3 утечек в сутки), необходимо ежегодно на протяжении 10 лет менять не меньше 80 км коммуникаций. Таких денег на производственную деятельность мы не имеем. Затраты на капитальный ремонт практически не учтены в тарифе – как следствие по аварийности на водопроводных сетях Саратов на последнем месте в ПФО. На мой взгляд, больше двух-трех утечек в сутки – это уже ЧС. Со временем немного привык к цифрам, но все же без увеличения финансирования этой деятельности ситуацию не исправить. Состояние систем водоснабжения и водоотведения прямо пропорционально уровню тарифов. Только на перекладку водопроводов диаметром 100-200 мм ежегодно нужно не менее 200 млн рублей, в 2020 году мы потратим на это 50 млн.

Не могу не спросить про чопики. Ранее говорилось, что вы категорически запретили сотрудникам КВС их использовать. Но в соцсетях периодически появляются фотографии с мест аварий, на которых запечатлены все те же деревяшки. Так все-таки, чопики по-прежнему используются?

- У нас жесточайшим образом запрещено использовать чопики и оставлять трубу после такого "ремонта". Каждую аварийную ситуацию в режиме онлайн контролирует диспетчерская, и закрывает ее при условии, что устранение повреждения проведено качественно. Работники после устранения должны прислать фотоотчет, и на нем прекрасно видно, как они сделали работу. Например, если наваривается стальной стакан, он покрывается флюоресцентной краской, так что виден даже при съемке в полной темноте. Кроме этого способа для ликвидации течи мы используем хомуты. Чопики применяются, но только как средство избежать отключения при сварочных работах. Чопик забивается в свищ, опиливается, после чего сверху наваривается стакан.

Раньше как делали? Приезжали, чопик забивали и закапывали. Сколько он сидел там? Неделю, две, месяц, два – и дальше ехали туда снова. Мы ставим своей задачей снижение до нуля повторной работы по тому же адресу. Конечно, могут быть исключения, когда мужики готовы схалтурить, но у нас диспетчерская это строго проверяет. Для работника это означает лишение премии за некачественное устранение аварии, а уж тем более повторный выезд.

"Задача — не больше 2% пропущенных звонков"

Когда КВС только начинали работу, входили в этот круговорот постоянных аварий и порывов, говорилось, что компании не хватает бригад и техники. За это время штат предприятия и автопарк сильно изменился?

— В 2020 году мы приобрели 38 единиц техники, в том числе 5 новых экскаваторов, 8 "авариек". Из МУППа нам было передано в аренду 148 единиц техники. Причем более 90 единиц из них мы заменили новыми, а заимствованную технику вернули муниципалитету. Ведь это вопрос экономической эффективности. Время устранения аварий не просто так улучшилось. На ежедневном оперативном совещании с утра мы контролируем два показателя – коэффициент технической готовности и коэффициент выхода. Когда выход техники менее 70%, то и утечки не устраняются и переходят на другой день.

Численность персонала в КВС не меняется уже третий год — это около 2 тысяч человек. Даже в условиях коронавируса мы никого не сокращали, не можем себе такого позволить. Более того, в долгосрочных планах у нас она тоже остается стабильной – стоит задача со временем переобучать аварийщиков, чтобы они смогли постепенно переходить на плановые работы. Возможно только небольшое уменьшение штата за счет автоматизации процессов на водопроводных повысительных насосных станциях.

Пришлось ли менять работу диспетчерской? Ранее к ней тоже было много претензий, в том числе из-за того, что она не могла справиться с валом звонков из-за повреждений.

— Я против того, чтобы диспетчерская занималась приемом заявок. Мы поставили эту задачу и выполнили ее за полгода. С мая прием заявок, общение с потребителями, в том числе не только по вопросам аварий, но и начислений и прочих взаимоотношений — теперь все это функция специального созданного контакт-центра, в который можно позвонить по телефону 32-00-00. Это единый телефон, по которому можно задать любые вопросы.

На сегодня перед контакт-центром стоит целевой показатель, чтобы не было очереди на линии — не больше 2% пропущенных звонков, и мы его выполняем. У нас в дневное время работают 5 операторов, которые принимают звонки и отвечают на все вопросы. Плюс они занимаются важной задачей, которую внедрили, которой не было никогда ни в МУППе, ни в КВС – это обратная связь. Мы закрываем заявки не по отчетам наших бригад, а по отзывам потребителей. И можем в режиме онлайн понимать, как меняется ситуация, какова реакция граждан на нашу работу. Мы два раза в день делаем срез по поступившим и выполненным заявкам. Думаю, эта система позволит потребителям еще лояльнее относиться к КВС.

Раньше функция контроля и исполнения находилась в одних руках. Мы посчитали необходимым этот функционал разделить, делегировать двум подразделениям разные задачи. Теперь у них присутствует здоровая конкуренция. Отделы контролируют работу друг друга, за счет чего удается добиться более высокой эффективности.

Функционал единой диспетчерской службы теперь немного другой. Эти сотрудники не общаются с внешним миром. Они видят все поступившие от контакт-центра адреса. Есть бригады, которые отслеживают эти заявки, подтверждают, что там есть течь, формируют схему привязки сетей и передают по функционалу сетевым цехам на устранение. Основная функция диспетчерской — управление режимами подачи воды, насосными станциями, контроль за работой бригад и т. д. плюс взаимодействие с коллегами из сетевых организаций и единой диспетчерской службой города.

"Выявили 300 бассейнов в городе"

Тяжелое финансовое положение "Саратовводоканала" всегда объясняли несколькими факторами. Первый — это неплатежи управляющих компаний и населения, второй — потери, третий — воровство ресурса. Очевидно, эти проблемы перешли к вам по наследству. Удалось ли здесь переломить ситуацию?

— Когда мы заходили на подписание концессионного соглашения, потери были более 50%. По итогам прошлого года они снижены до 39,5%, по итогам 5 месяцев этого — до 37%. Из них, по нашей экспертной оценке, коммерческие потери составляют в пределах 7-10%, остальное — технические.

По коммерческим потерям проще и понятнее. В этом отношении у нас нет проблем с коммерческими предприятиями, бюджетными организациями. Основные вопросы возникают к многоквартирным жилым домам (МКД). В Саратове насчитывается 1 973 дома, где нет возможности установить общедомовой прибор учета, т.е. они малоэтажные или признаны аварийными. Поэтому объективной информации о потреблении ресурсов по этим домам мы не имеем. Причем по этим домам и в квартирах стоит всего 57% приборов учета. Остальным 43% мы выставляем по нормативу с повышающим коэффициентом 1,5, и люди все равно не ставят счетчики. Возникает логичный вывод — если человек не ставит прибор учета даже с переплатой, значит, закон об энергосбережении не работает. Норматив занижен, и человеку не выгодно ставить прибор учета. По нормативу он платит меньше, чем он платил бы по счетчику, даже с повышающим коэффициентом.

По частному сектору оприборенность 58%, а в многоквартирных, где стоят общедомовые приборы учета, — 55%. То есть население четко разделилось: примерно 60% поставили счетчики, потому что по ним они платят меньше, а 40% принципиально не ставят их, и тенденции к установке нет. В этом случае вопрос коммерческих потерь лежит в плоскости регулирования. В законе 261-ФЗ написано: норматив должен носить стимулирующий характер. Сегодня этого нет.

С чем еще приходится сталкиваться? Это с позицией управляющих компаний, которые не торопятся ставить или поверять имеющиеся общедомовые приборы учета (ОДПУ). В Саратове 589 МКД не рассчитываются по ОДПУ, притом что у 446 - такие счетчики стоят. У приборов закончилась поверка, и собственники ее специально не проводят. Мы собирали данные: объем полезного отпуска по этим домам упал примерно на 10%.

Управляющие компании предоставили график по 314 домам, до конца августа они планируют их поверить. Проблемными остаются 132 дома, мы вынуждены подключать органы власти.

В 59 случаях управляющие компании принципиально не хотят устанавливать общедомовые счетчики, по 261-му закону мы направили им уведомление о том, что установим приборы учета за свой счет с рассрочкой для потребителей в течение 5 лет – это наше право.

А если говорить о частном секторе? Там-то, наверное, ситуация еще хуже.

— Частный сектор — это отдельная головная боль. Инспекция водных ресурсов бесконечно занимается обследованием. Выявили 300 бассейнов в городе, за которые никто не платил. Бассейны видны с Яндекс.Карт, а вот с банями сложнее. Чтобы их находить, покупаем квадрокоптер. Это смешно, но нам приходится это делать. В 43% случаев не установлены приборы учета, есть и врезки, даже там, где установлены приборы учета. Еще одна большая проблема, с которой мы столкнулись — это полив. С 12 июня среднесуточная прибавка потребления воды в городе составила около 40 тыс. кубических метров. Это приводит не только к увеличению потерь КВС, но и к росту аварийности на сетях, потому что мы вынуждены повышать давление в сети, чтобы обеспечить бесперебойное водоснабжение частного сектора и дачных поселков. За безучетное потребление выставляем санкции от 100 тысяч рублей. Так что пока эту проблему решаем только одним способом — контроль, контроль и еще раз контроль.

Вы говорите пока о коммерческих потерях. А если говорить о воде, утекающей из дырявых труб?

— С техническими потерями все сложнее, долгосрочнее и проблематичнее. С 1 февраля у нас работает отдел оптимизации режима сетей и сооружений — отдельное подразделение, которое заточено на поиск скрытых утечек. В мае нам поступила новая лаборатория, которая позволяет проводить диагностику сети. Плюс в задачу этого отдела входит обследование всех 20 магистральных водоводов. В этом направлении две задачи — быстрое устранение утечек и плановая перекладка сетей. Износ некоторых водоводов близок к 100%. Всем понятно, что 1 600 км невозможно переложить за 1-3 года технически, а тем более экономически. Мы подошли к ситуации, когда устранение аварий путем наварки стакана и установки ремонтно-соединительного хомута уже невозможно. Только в этом году аварийные бригады, устраняя утечки, уже поменяли внепланово 6 км трубопроводов. Сейчас стараемся делать так, чтобы в случае аварийных ситуаций время устранения было минимальным, как и зона отключения.

Какова ситуация с неплатежами? И насколько серьезно ее усугубил коронавирус?

— До марта мы шли с превышением плана по сбору, все было хорошо. И буквально за первую неделю ограничений потеряли порядка 20 млн рублей. Был не выполнен план апреля, мая. Фактический процент сбора за прошлый год составил 91,8%, в этом году мы намеревались довести его до 95%. УК стараются всеми способами уйти от оплаты за коммунальные услуги. Мы поставили себе цель работать только с добросовестными УК и ТСЖ, которые стопроцентно оплачивают коммунальные ресурсы. Со всеми остальными при наличии задолженности больше двух месяцев инициируем переход на прямые расчеты — в судебном порядке или добровольно, на основе протокола о собрании собственников жилья.

В конце марта-апреле была просадка по платежам населения в связи с тем, что государство отменило пени, и многие были уверены, что отменили вообще коммунальные платежи. В июне мы выполнили план по сбору с населения 28-го числа. Другими словами, население платит, а деньги не доходят через управляющие компании. И переход на прямые платежи — это единственный способ решения проблемы. С физлица ты всегда сможешь взыскать долг, а УК завтра создает своего клона с тем же адресом, тем же директором, но другим ИНН и "обнуляется".

Мы поменяли и систему взыскания задолженности. Только за 5 месяцев этого года должникам отправили 23 тысячи СМСок, совершили 26 тысяч автоматических звонков, отправили больше 4 тысяч писем на электронную почту и 21 тыс. уведомлений о подготовке исковых заявлений. Наладили работу по взысканию задолженности через судебные приказы — 10 тысяч исков на сегодняшний день подали, до конца года планируем еще 20 тысяч.

"Значительно упало потребление воды промышленностью"

КВС как-то корректируют свои инвестиционные планы? Могут ли жители как-то на них повлиять, например, попросить переложить какую-то трубу раньше запланированного срока?

— Внесение изменений в Схему водоснабжения и водоотведения города возможно не чаще одного раза в год. На основании этой схемы меняется техническое задание инвестиционной программы. Корректировка происходит, прежде всего, по техническим причинам. Например, у нас довольно серьезно за последние 3 месяца выросла аварийность на водоводах диаметром 500 мм на ул. 1-я Пионерская, Буровая, Московское шоссе и других. Изменяется давление в водопроводе, и появляется необходимость менять некоторые трубы раньше. Из того, что ранее не было запланировано, мы включили только коллектор по новой набережной. Мы еще смотрим на работы, которые проводит администрация города. Нам выгодно идти параллельно, синхронизировать наши мероприятия с городскими. Когда мы можем исключить вопросы благоустройства из сметы, это сильно удешевляет стоимость перекладки. Например, мы поменяли сети на площади Кирова и понимаем, что там копать уже не будем.

Что касается водоводов малого диаметра, то мы их из инвестиционной программы исключили. С ними мы работаем в рамках производственной программы. Обращения жителей и районных администраций почти в ежедневном режиме идут из двух районов — Ленинского и Заводского. Мы сейчас перекладываем водоводы, на которых от семи аварий и выше. Выстраиваем график, исходя из внутренней статистики. В принципе, это соответствует тому, что сообщают жители — больше всего жалоб по тем трубам, на которых больше всего повреждений.

Инвестиционная программа же в основном состоит из объектов, которые стратегически связаны с обеспечением надежности водоснабжения всего города — магистральные водоводы от 500 до 1000 мм, коллекторы, сооружения.

Как раз если говорить о таких масштабных проектах, есть ли у КВС видение, как они будут осуществляться? Стоит ли жителям в ближайшем будущем ожидать каких-то массовых неудобств в связи с этим?

— Мы сейчас строим магистральный водовод диаметром 1000 мм длиной 6,5 км от насосной станции "Вольская" до Московского шоссе. В августе мы планируем ввести в эксплуатацию первый участок этого водовода. Мы должны установить специальную запорную арматуру, которая позволяла бы остальные участки вводить без ограничений. График мы составили, но, к сожалению, опять же вмешался коронавирус. Плановое отключение для замены арматуры мы хотели провести еще 20 апреля, теперь мы потеряли 2 месяца, сделали только 2 плановых отключения на Политехнической и Радищева. Новый график составлен на июль-сентябрь.

В этом году мы делаем акцент прежде всего на замене насосного оборудования на головных сооружениях. Причем в рамках разработки проектно-сметной документации мы ставим задачу проводить замену оборудования без отключения потребителей. На любой насосной станции есть резервное оборудование, так что производим модернизацию без отключений.

Город подошел к ситуации, когда принципиально изменилась схема водоснабжения, которая разрабатывалась в советское время. Мы объявляем конкурс на разработку технико-экономического обоснования (ТЭО) по водозаборным сооружениям, готовимся к реконструкции водопроводных комплексов ВК-2, ВК-3, станций 3 и 3А. Мощности водозаборных сооружений были рассчитаны на 600 тысяч кубометров воды в сутки. На сегодняшний день мы подаем воды 300 тысяч, по канализации принимаем 220 тысяч. Из-за этого нужно менять завышенные диаметры водоводов и т. д.

Стоит ли ждать развития сетей, появления централизованной воды у отдаленных поселков, где ее сейчас нет?

— Еще одно дело в ближайшей перспективе — в течение двух лет будет разработана гидравлическая модель подачи воды в Саратове. Мы должны найти узкие места и резервы. Где-то вывести из эксплуатации аварийные трубопроводы, где-то наоборот увеличить давление. После этого можно будет уже говорить о водоснабжении отдаленных территорий и т. д.

Если смотреть баланс, потребление воды в Саратове снизилось в 1,5-2 раза. В начале 2018 года - около 400 тыс. кубометров, сейчас около 300. К сожалению, значительно упало потребление ресурса промышленностью: если раньше соотношение населения и предприятий было 50 на 50, то теперь 80 на 20. Из-за этого мы практически отказываемся от технической воды.

Развитие системы водоснабжения в городе сдерживается в том числе и тарифообразованием. У нас, в отличие от госмонополий, нет льготных тарифов на подключение, потому что у нас в тарифы не включены инвестиционные затраты на обеспечение новых земельных участков инфраструктурой. Мы двумя руками за то, чтобы увеличить объемы и обеспечить инфраструктурой всех. Вопрос, готово ли остальное население города платить за тех, у кого нет воды? Это должны решить власть и население. Мы готовы к этому.

"В Саратове одни из самых низких тарифов"

Уточню: рост тарифов на воду происходит, как запланировано? Хватает ли вам этого роста?

— С 1 июля коммунальные платежи проиндексированы на уровень инфляции. А в концессионном соглашении тарифы были с превышением инфляции. Нужно говорить объективно: на сегодняшний день в Саратове самый низкий тариф на водоотведение в России и один из самых низких на воду. К сожалению, финансирование инвестпрограммы почти целиком завязано именно на индексации тарифов.

Если говорить о качестве воды, на ваш взгляд, требует ли оно улучшения? Изменилась ли как-то технология подготовки воды по сравнению с МУППовской?

— Нынешние очистные сооружения позволяют получать воду, соответствующую СанПиНу. Я сам, когда приезжаю на водозабор, всего пью воду — она хорошая, как бутилированная, вопросов к этому нет. Что касается качества воды у конечного потребителя, чаще всего жалобы поступают в тупиковых сетях. Чтобы качество воды было приемлемым, сети должны быть закольцованы. Пока же нам приходится заниматься промывкой тупиков — открываем пожарные гидранты и вымываем грязь. Основная проблема качества воды в Саратове — это вторичное загрязнение в связи с высоким износом трубопроводов. Снова мы возвращаемся к вопросу устранения аварий и перекладки сетей.

Два года мы не занимались вопросом качества. Сейчас мы делаем ТЭО, задача которого в том числе — создание системы повторного использования воды. Сейчас такой возможности у водозаборов нет, всю грязную воду мы просто сливаем в канализацию — а это 10% ресурса. На ВК-3 мы планируем смонтировать новую установку хлораммонизации, которая позволит проводить обеззараживание более щадящим методом: доза хлора в 2 раза уменьшится, а его растворимость увеличится. Не будет необходимости дохлорировать с учетом протяженности сетей. Остаточный хлор будет дольше оставаться в сетях и не доходить до конечных потребителей.

Принципиальное изменение самой технологии очистки воды возможно только после разработки проекта. Когда-то это планировалось — пятая очередь ВК-3. Это уже отдельный инвестиционный проект, который возможен, скорее всего, только за счет бюджетных средств. Потому что перекладывать на потребителя несколько миллиардов нереально. Наше дело — разработать проектно-сметную документацию, чтобы концедент — администрация города Саратова смог принять участие в федеральных программах.

Много в свое время пугали коллапсом из-за того, что заканчивается ресурс у городской станции аэрации.

— Ресурс не заканчивается, но изменилось законодательство, регламентирующее процессы очистки стоков Городской станции аэрации и их дальнейший сброс в русло реки Волга. По сути станция выполняет тот же процесс очистки, что и раньше, но мы должны привести его в соответствие с современными требованиями. В рамках инвестпрограммы мы делаем корректировку, увеличиваем объем финансирования реконструкции с 568 млн до 1,4 млрд рублей. В этом году выполняем работы над так называемой биологической частью, впереди – работы над блоком вспомогательных сооружений, ультрафиолетовое обеззараживание, цех механического обезвоживания осадков. Но нужно понимать, что на все это не хватит денег инвестпрограммы, необходимо привлекать еще и бюджетные средства.

Что касается мощности станции, по советскому проекту шесть аэротенков были рассчитаны на 600 тысяч кубометров. Сейчас поступает в 3 раза меньше. Более того, когда мы вывели из эксплуатации два аэротенка, очистка стоков стала более эффективной. Так что советского запаса хватит как минимум лет на 30.

Справка

Журавлев Сергей Александрович окончил Омский государственный университет по специальности "Финансы и кредит" и Академию народного хозяйства при правительстве РФ (специализация "Предпринимательство и управление компанией", программа MBA). Кандидат экономических наук.

С 2010 по 2014 год работал генеральным директором "Оренбург Водоканала", в 2014-м был назначен руководителем водоснабжающей организации "РВК-Воронеж" (обе компании входят в ГК "Росводоканал"). С 2015 по 2016 годы руководит энергетической компанией "АтомСбыт" (Воронеж), в 2017-2019 годы — заместитель руководителя Департамента жилищно-коммунального хозяйства и энергетики Воронежской области. В ноябре 2019 года назначен директором "Концессии водоснабжения - Саратов".

Обсуждаемые новости
  • Сегодня
  • Неделя
  • Месяц
Поиск дешевых лекарств в аптеках Саратова
Архив новостей
Нашли ошибку
x