Выбор редакции
Комментарии
Новости
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

Цены на нефть. Призрак 98-го года

  • 14:04, 19 ноября 2008
  • Комментариев[0]
Внимание миллионов россиян в эти дни приковано к новостям с нефтяных рынков. И сообщения эти все больше напоминают сводки с театра боевых действий - обвалы, падение, паника: Удивительно, но факт: последние несколько месяцев цены на нефть преподнесли сюрпризы, которых хватило бы на годы, а может и десятилетия.

Первый - это неожиданный взлет летом ценовых показателей до уровней, которые могли показаться самой смелой фантазией. Второй - такой же резкий обвал цен, который хлестким отрезвляющим ударом заставил нас вспомнить последствия дефолта 98-года.
Действительно, поток нефтедолларов стекавшихся в страну в течение последних лет приучил нас к мысли, что мы живем в процветающей стране. Поэтому то, что происходит сегодня иначе как холодным душем назвать нельзя. Конечно, безответственным отношением к раздаче ипотечных кредитов американцы подложили нам, как и всему мировому сообществу, большую свинью. Но возможно, масштабы проблем для экономики России могли бы быть и не столь серьезными, если бы не эйфория высоких цен. Прошло всего лишь четыре месяца с момента, когда за баррель марки URALS давали почти 140 долларов. С тех пор нефть подешевела более чем вдвое и, такое впечатление, что дальнейшее падение не может остановить ничто и никто: ни заявления стран ОПЕК о снижении квот на добычу, ни заклинания чиновников нефтяных стран о справедливых ценах, ни сообщения компаний о сокращении производственных программ.
В конце прошлой недели цены на URALS пробили очередной психологический рубеж в 50 долларов за баррель. По сути, это последняя черта: при попадании цены в диапазон до 50 долларов бюджет в 2009 году не сможет исполнять свои обязательства без распечатывания резервного фонда и фонда будущих поколений. Еще в октябре базовым при прогнозе экономического развития страны на следующий год был вариант с 80 долларов, теперь же отталкиваться придется от 50 долларов, сообщил на прошлой неделе Совету Федерации вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин.
Сегодня нет недостатка в самых мрачных прогнозах относительно ценовых перспектив рынка. Называют уровни и 40, и 25 долларов, и даже 10 долларов за баррель.
Падение цен на нефть воспринимается в России как катастрофа. С другой стороны, цены, шагая вверх, уверенно переступили порог в 70 доларов лишь в середине прошлого года. В 2007 году средняя цена на URALS была 69,3 доллара, и это воспринималось всеми как подарок судьбы. Почему же так резко поменялись настроения? Только ли из-за того, что к хорошему привыкаешь быстро? К сожалению, дело отнюдь не в эмоциональных ощущениях. Как известно, в сентябре правительство пошло на беспрецедентную жертву. Чтобы поддержать нефтянку, где наметилась тенденция к спаду производства, была снижена экспортная пошлина. Дело в том, что ставки пошлин обычно устанавливаются раз в два месяца исходя из средних цен за предыдущий период. Таким образом, на растущем рынке можно дополнительно заработать, и наоборот - прогореть, если фактические цены сильно упали по сравнению с уровнем, заложенным при формировании ставок экспортных пошлин. В нынешней ситуации цены не просто снизились, а рухнули, причем настолько, что требуемая к уплате пошлина заставляла нефтекомпании не только отдавать всю прибыль но и нести убытки. Правительство пошло навстречу, рассчитав применяемую с 1 октября ставку исходя из цен 17 дней сентября, а не июля-августа когда баррель еще зашкаливал за 100 долларов. В правительстве эту меру назвали льготой, оценив дополнительные выгоды нефтяников в 150 млрд рублей. В начале ноября ситуация повторилась. В связи с продолжающимся падением, ставка вновь была изменена в 'ручном' режиме. Было принято предложение Минфина рассчитывать ее исходя из цены чуть ниже 80 долларов за баррель. Однако это стало слабым утешением для нефтяников, т.к. к моменту принятия решения фактическая цена опустилась ниже 60 долларов. Вот почему вице-премьер Игорь Шувалов назвал снижение "существенным", хотя и признал, что нефтяной сектор надеялся на большее. Таким образом, несмотря на принятые меры, экспорт продолжает оставаться убыточным, заставляя нефтяников сокращать поставки на столько, насколько это будет возможным.
Но и без учета налоговой составляющей прошлогодние 70 долларов за баррель сильно отличаются от нынешних. Ведь вслед за растущими ценами на нефть поставщики и подрядчики повышали расценки на свои товары и услуги. Поднялись затраты на добычу вследствие ухудшения ресурсной базы- приходится применять недешевые методы нефтеотдачи. Выросли тарифы на услуги естественных монополий - транспортников, перевозчиков, энергетиков и т.д.
При одинаковой выручке сравниваемых временных периодов издержки отличаются почти в разы. Вот почему без энтузиазма воспринимаются цены, радовавшие всего-то год-полтора назад.
Конечно, нынешний обвал никто не мог спрогнозировать. Однако, высокая зависимость бюджета от нефтегазовых доходов как была так и остается. Государство, так и не сумев за эти годы построить реальный противовес сырьевому сектору страны, не помогло и своему главному кормильцу. Сумма в 100 млрд рублей, на которую в будущем году правительство согласилось снизить размер налога на добычу нефти, в свете последних событий уже не выглядит солидной уступкой - в условиях кризиса вряд ли кто из компаний решится начать новые проекты. Это означает, что отрасль ожидает неминуемый спад производства. За девять месяцев 2008 года добыча российской нефти сократилась на 0,5%. По сравнению с августом в сентябре нефтедобыча упала еще на 3,1%. Недавний запуск Южно-Хыльчуюского (Ненеций АО, Лукойл), Талаканского (Якутия, "Сургутнефтегаз"), и Верхнечонского (Иркутская область, ТНК-ВР и "Роснефть") месторождений кардинальных перемен не принесет - большая часть прироста будет нивелирована снижением отдачи от старых месторождений.
Сегодня можно много и долго ругать дискредитировавшую себя мировую финансовую систему, допустившую сердечный приступ в экономике. Но, похоже, свой шанс накопить силы в благоприятной ценовой ситуации наша отрасль упустила.
В стране отчетливо замаячил призрак 98-го года. В памяти надолго запечатлелись последствия того августовского дефолта - сокращение зарплат, задержки с их выплатой, разорение мелких и средних фирм, серьезное падение уровня жизни. Как бы не тяжело это было признавать, но мы сейчас находимся на пороге тех же событий. Впрочем, они уже начались. Компании объявляют о замораживании зарплат своим сотрудникам, снижаются административные расходы и инвестиции, сокращается управленческий персонал. Причем тяжелую поступь кризиса отследить не так уж сложно - достаточно наблюдать за динамикой нефтяных цен, что добавляет в нынешнюю ситуацию элементы драматического реалити-шоу. Чем ниже цены - тем хуже последствия.

Кроме того, кризис заставил внести коррективы в кадровую политику. Почти треть (30%) российских компаний планируют или уже начали сокращение штата - таковы результаты ноябрьского исследования кадрового агентства "Анкор", опросившего 371 компанию в восьми крупнейших городах России: Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге, Перми, Новосибирске и Омске. Еще 22% компаний планируют своим сотрудникам сократить зарплату.
Из-за кризиса пострадали финансовые организации, застройщики, крупные розничные сети, а также сырьевой сектор, в первую очередь нефтяники и металлурги.
В частности из-за снижения спроса на нефть её цена с июля упала более чем в три раза и сегодня колеблется между 45 и 50 долларами за баррель. Это привело к ожидаемым последствиям - сокращению производства и экономии затрат. Например, Лукойл сообщил, что капитальные затраты в 2009 году значительно сократятся по сравнению с нынешним годом. В Газпроме еще в июле было объявлено о 10% сокращении сотрудников центрального офиса.
Аналитики и эксперты полагают, что последней чертой, за которой может начаться сокращение персонала на нефтяных предприятиях станет цена в 45 долларов за баррель российской нефти URALS. Компании уже предприняли ряд мер по оптимизации издержек, например, до минимума урезаются командировки, образовательные и благотворительные программы, административно-хозяйственные расходы, сокращаются штаты центральных офисов. Однако, стабилизировать ситуацию не удается, резкое падение нефтяных цен сводит на нет все "мягкие" меры по оптимизации затрат. Тех, кто сможет сохранить рабочие места, вероятнее всего ожидает замораживание заработной платы. Аналитики отмечают, что в последние годы eё размер увеличивался высокими темпами, порой, намного опережая рост производительности труда, что экономически не совсем оправданно. Но, даже, несмотря на кризис, нефтяная отрасль прочно удерживает лидирующее место в российской экономике по уровню заработных плат на предприятиях.
Так, по последним исследованиям, отставание других отраслей хозяйства по размерам зарплат от нефтяной составляет: легкая промышленность -24%, автомобильная промышленность -16%, информационные технологии -20%, тяжелая промышленность -12%, химическая промышленность - 18%.

Дмитрий Решетняк КОРОНАВИРУС В САРАТОВЕ И ОБЛАСТИ
Новости, комментарии, что делать и как не заразиться?

Стали свидетелями интересного?
Снимайте на телефон, присылайте в редакцию, читайте на СарБК.
Комментарии - 0
Сортировать
  • По рейтингу
  • По дате
Комментариев нет, вы можете оставить первый комментарий.
Картина дня

Tele2 и фонд «Навстречу переменам» поддержали социальных предпринимателей в пандемию Tele2 и фонд «Навстречу переменам» поддержали социальных предпринимателей в пандемию

Tele2, альтернативный оператор мобильной связи, и фонд поддержки социальных инициатив в сфере детства «Навстречу переменам» подвели итоги восьмого конкурса социальных предпринимателей. В этом году «антикризисный» конкурс был направлен на...

Обсуждаемые новости
  • Сегодня
  • Неделя
  • Месяц
Поиск дешевых лекарств в аптеках Саратова
Архив новостей
  • «
  • 19 ноября 2008
  • »
  • пн
  • вт
  • ср
  • чт
  • пт
  • сб
  • вс
Нашли ошибку
x