Выбор редакции
Комментарии
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

Полигон абсурда. Как военные осложняют жизнь гражданским соседям

  • 10:25, 8 апреля 2021
  • Комментариев[4]

Оправдываются тревожные ожидания жителей населенных пунктов, вошедших в запретную зону 42-го авиационного полигона Министерства обороны РФ в Саратовской области по поводу строгих ограничений использования этой территории. В границы запретной зоны села и поселки Энгельсского и Ровенского районов попали внезапно, без предупреждения, а уж тем более без обсуждения перспектив такого соседства. Местные жители столкнулись с характерными для таких зон ограничениями - прежде всего, с отказом в госрегистрации недвижимости, запретом на строительство и ведение хозяйственной деятельности. "СарБК" выяснял перспективы возвращения населенных пунктов к нормальной жизни. Такие примеры в стране есть, но вряд ли они будут иметь повторение в Саратовском регионе.

Полигон абсурда. Как военные осложняют жизнь гражданским соседям obg192.ru

Попали в переплет

Территории пяти населенных пунктов Энгельсского и Ровенского районов (поселки Бурный, Шевченко, Межевой, Прилужный, село Зелёный дол) и часть села Калинино оказались на территории запретной зоны 42-го авиационного полигона в 2017 году, после расширения ее границ. Тогда общая площадь территории с особым статусом приказом замминистра обороны РФ выросла с 316 до 540 кв. км.

В государственном ведомстве свое решение объясняли интересами национальной безопасности. Но саратовская пресса рассказывает  о другой причине изменений пределов зоны, которая связана с многолетним конфликтом между оборонным ведомством и нефтедобывающей компанией "ЛукБелОйл". Борьба разворачивалась вокруг Гурьяновского месторождения и права добычи на нем. Изначально этот участок принадлежал землям хозяйственной части авиационного полигона. А после расширения границ запретной зоны оказался под действием строжайших ограничений использования – гражданскому населению здесь нельзя даже находиться без специального разрешения, не говоря о производственной деятельности.

В результате в феврале 2019 года областной арбитражный суд предписал нефтяникам освободить земельные участки в пределах 42-го полигона и снести все 35 объектов инфраструктуры месторождения. В "ЛукБелОйл" полагают, что особая территория Минобороны была расширена исключительно для того, чтобы выдавить компанию с нефтеносного участка. Ну, а ближайшие к полигону населенные пункты, по этой версии, просто попали в переплет конфликта.

В пользу этого предположения говорит и то, что решение на уровне межведомственной комиссии МО о создании запретной зоны авиаполигона было принято в 2017 году, а в населенных пунктах Ровенского района зона была установлена только в 2020 году. Об этом говорится в ответе районной администрации на запрос "СарБК". Получается, что землям, занятым нефтяниками, статус присваивался в "ускоренном" порядке, без "отсрочки", которую дали местным жителям.

Если верить многочисленным публикациям в сети, соседство с армейским формированием, никогда не остается без негативных последствий, какие бы особенности создания военная запретная зона ни имела.

 Зоны недоразумений

Как правило, к созданию запретных зон возникает масса вопросов. В Минобороны то распродадут земли военной части под жилищное строительство, а потом на месте нового поселка задумают вновь возродить запретную зону (так было на Урале). То создадут особую территорию на участках, предоставленных многодетным семьям. То есть лишат их возможности строить там дома и продавать участки (пример из Омска). Мы уже подробно об этом рассказывали. А в начале этого года стало известно, что в границы новой запретной военной зоны в Екатеринбурге вошла территория, на которой планируется строительство объектов для Универсиады. Более того, в границах зоны оказались международный аэропорт и железнодорожная станция.

Самый конструктивный способ исправления подобных недоразумений – это изменение границ запретных зон (производится межведомственной комиссией МО). Но, как правило, это происходит при активном участии региональных властей. Примеры такие в стране есть.

Как проявляет себя руководство Саратовской области в истории с созданием запретной зоны в двух районах региона? В администрации Ровенского района (здесь ограничения в использовании наложены на 5 тыс. га сельскохозяйственных и промышленных земель Тарлыковского и Приволжского муниципальных образований) "СарБК" рассказали, что в июне прошлого года компания "ЛукБелОйл" просила областное правительство оказать содействие в изменении границ запретной зоны. А администрация направляла в министерство промышленности и энергетики региона обращение "о негативных последствиях по установлению запретной зоны". Ответ на данное обращение не получен, подчеркивают в Ровном. Нет никакой информации и о результатах обращения нефтяной компании к региональным властям.

В Ровенском районе добавляют, что в запретную зону попали несколько нефтяных месторождений "ЛукБелОйл", в освоение которых компания планировала в 2022-2025 годах инвестировать несколько миллиардов рублей. Предприятия "ЛукБелОйл" и "ВолгаНефтетранс", работающие на данных месторождениях, являются крупными налогоплательщиками Ровенского муниципального района, оказывают весомую спонсорскую помощь на ремонт объектов социальной сферы. "Установление запретной зоны является препятствием для строительства объектов недвижимости, ведет к сокращению рабочих мест в районе, росту социальной напряженности и снижению доходов в бюджет района и Саратовской области", — констатировали в муниципалитете в ответ на вопросы редакции.

Фотобанк СарБК

"Беспорядочное" согласование

В Энгельсском районе запретная зона МО захватывает гораздо большую территорию – 20% от всей площади муниципального образования. Судя по предоставленной в администрации информации, помощи у областных властей здесь и не просили. Может быть, в этом не видит смысл глава района Алексей Стрельников (до этого поста он занимал кресло зампреда регионального правительства и наверняка был знаком с политикой невмешательства, которой следует руководство области).

В Энгельсской администрации заверили, что "на протяжении нескольких лет" руководство района обращалось в Министерство обороны РФ и его подведомственные структурные органы "с целью защиты прав граждан, сельхозтоваропроизводителей и иных субъектов малого и среднего предпринимательства". В частности, власти района направляли обращение в Минобороны и прокуратуру Саратовской области после коллективного письма от жителей поселков Бурный, Межевой, Прилужный, Шевченко, сел Зеленый Дол и Калинино. В конце прошлого года люди жаловались на отказы в государственной регистрации объектов недвижимости в связи с тем, что населенные пункты входят в запретную зону 42-го авиаполигона. В армейское ведомство обращалась и администрация Безымянского муниципального образования (в которое входят перечисленные поселки) с просьбой дать разъяснения в ситуации. Об ответных письмах в администрации не сообщают.

"В пустоту" ушел и запрос районной администрации к военным о порядке и процедуре получения согласования на ведение хозяйственной деятельности на территории запретной зоны. Но в этом случае отсутствие ответа и не удивляет, потому что такого порядка не существует. Доцент кафедры предпринимательского, трудового и коммерческого права юридического факультета Института права и национальной безопасности РАНХиГС, кандидат юридических наук Олеся Золотова отмечает, что никому неизвестно, каким образом это согласование должно осуществляться, так как нормативных актов, регулирующих этот процесс, не существует. А это открывает возможности для злоупотреблений и возникновения коррупционных схем, заметила она изданию "Вечерние ведомости". В итоге речь идет не о разумных ограничениях, которые накладывает армия на соседние территории, а о тотальном немотивированном запрете, преодолеть который законными способами не получается.

У "заложников" запретных зон масса вопросов о том, к кому обращаться за согласованием, каковы сроки получения этой услуги и куда жаловаться в случае волокиты или отказа. Обращения чаще заканчиваются отрицательными ответами. Вот и житель села Зеленый дол в январе этого года получил отказ в согласовании ведения производственной и иной хозяйственной деятельности. В ответном письме МО говорится: "В соответствии с пунктом 3 статьи 106 Земельного кодекса Российской федерации требовать согласование размещения зданий сооружений или осуществления иных видов деятельности в границах зоны с особыми условиями использования территории не допускается, за исключением случаев размещения зданий, сооружений в границах придорожных полос автомобильных дорог общего пользования".

К слову, юристы рекомендуют обжаловать отказ в согласовании на строительство в суде, так как это нарушает права и законные интересы собственников земельных участков. Очевидно, для жителей населенных пунктов, оказавшихся "на военном положении", это является единственным выходом. Потому что на изменение границ запретной зоны пока рассчитывать не приходится.

Кстати, летом прошлого года в правительстве области состоялось совещание "о возможных социальных и экономических последствиях для жителей региона и экономики области в связи с установлением запретной зоны". Тогда администрации Энгельсского района было рекомендовано обратиться в областную прокуратуру. Надзорный орган перенаправил это обращение в военную прокуратуру. А она в свою очередь обратилась с письмом к начальнику "Приволжского Уральского территориального управления имущественных отношений Министерства обороны Российской Федерации" о необходимости  приведения границ запретной зоны 42 авиационного полигона в районе поселка Бурного "в соответствии с требованиями действующего законодательства, а также для решения вопроса о согласовании указанных границ с правомочными органами местного самоуправления".

Вот, собственно, и все. В территориальном управлении имущественных отношений МО молчат, а в Энгельсе все еще ждут ответ.

 Нефтяников торопят

Как уже ранее сообщал "СарБК", нефтяников с земли, которая вдруг стала так необходима армии, стараются выселить в авральном режиме, даже не давая "собрать вещи". Дело в том, что ликвидация скважин и сопутствующего нефтяного хозяйства — процесс не сиюминутный, технологически сложный и финансово затратный. Ни Минобороны, ни даже суды всех инстанций не внимают доводам разума, полагая, что закрыть нефтяной промысел — это все равно что сложить палатку.

Нетерпение оборонного ведомства стало особенно заметно в последнее время. В прессе даже начали появляться публикации, которые явно призваны поторопить "задержавшихся" добытчиков. В одной такой заметке, опубликованной в федеральном СМИ, автор предполагает, что нефтяники тянут, потому что пытаются всеми правдами и неправдами добыть побольше нефти. Якобы коммерсанты должны были в тот же момент, как только поступило требование от армии, бросить свое многолетнее дело и с поднятыми руками освободить территорию. При этом предпринимательство и получение прибыли журналисты этого федерального издания считают едва ли не постыдным занятием.

Автор материала не вдается в подробности и предысторию, о которой уже не раз рассказывал "СарБК". Вкратце напомним, что на момент начала освоения участков "ЛукБелОйл" располагал всеми необходимыми разрешительными документами и одобрением от армии. Но в один прекрасный момент отношение военных изменилось на противоположное, а затем появился и пресловутый приказ о запретной зоне. Так много копий сломано в последние годы по поводу того, что условия для работы бизнеса должны оставаться неизменными. Когда сегодня одни правила, а завтра другие, заниматься каким-то делом становится невозможно. История "ЛукБелОйл" — этому хороший пример.

Складывается впечатление, что от компании хотят, чтобы она просто бросила скважины и ушла. Зачем это оборонному ведомству, не совсем понятно. Уж не хотят ли они заниматься ликвидацией инфраструктуры предприятия сами за бюджетные деньги? И совсем уж крамольной представляется мысль, что военные таким образом пытаются "реквизировать" работающее чужое имущество. Нефтяники теперь находятся между двух огней: между необходимостью исполнения решения суда и требованиями проводить ликвидацию скважин по закону. Что бы они не предприняли, будут нарушителями. Что еще раз показывает абсурдность ситуации с "запретными зонами" и внезапной "военной нуждой".

Судебные тяжбы тем временем продолжаются: "ЛукБелОйл" продолжает добиваться от государства компенсации убытков в размере более чем 547 млн рублей. Очередное заседание по этому спору в арбитраже г. Москвы назначено на конец апреля текущего года.

Комментарии - 4
Сортировать
  • По рейтингу
  • По дате
Добавить комментарий
Похожие материалы
  • 16.11.2020, 10:06 На военном положении. Соседство с армией оборачивается барьерами для бизнеса и жизни

    В хронологии многолетнего земельного спора между министерством обороны и нефтедобывающей компанией "ЛукБелОйл" особым образом выглядит дата увеличения площади 42-го авиационного полигона. Это был мощный удар оборонного ведомства по бизнесу, так как в запретную зону военного объекта (где запрещена любая хозяйственная деятельность) попало месторождение Гурьяновское. Нефтяников обязали прекратить добычу и снести 35 объектов инфраструктуры. Ущерб предприятия оценен в 550 млн рублей, годовой бюджет страны потерял около 500 млн. Потенциальные потери остальных обитателей запретной зоны, а в ней находится несколько населенных пунктов Энгельсского и Ровенского районов, никто не рассматривал. При этом опыт особых территорий Минобороны в других регионах показывает, что жизнь "под крылом" военных порой связана с серьезными лишениями.

Новые материалы
  • 13.04.2021, 15:36 Охота за привидениями в драме. На Малой сцене – любовь замужней девушки и нетрезвого призрака

    Спектакль "Мы живем в чудесное время, Оля!" поставили в суперкороткий срок. Еще в феврале он в качестве эскиза был показан на творческой лаборатории "Видимоневидимо", и вот уже в начале апреля "Олю" презентовали как полноценную постановку на Малой сцене. Лаборатория - это когда режиссер и актеры представляют как бы демо-версию возможного будущего спектакля, его квинтэссенцию, которую при желании можно расширить до репертуарной вещи. Такой вот "пробник" "Оли" тогда настолько понравился критикам, журналистам и профессионалам сцены, что все единодушно проголосовали за его включение в афишу театра. Всего два месяца и готово: драма выпускает спектакль, во время которого хочется сначала посмеяться, потом поплакать, а главное непременно порекомендовать его всем друзьям и знакомым.

  • 09.04.2021, 21:48 Темы недели: всеобщий карантин, капремонт без убытков, архитектурный ущерб

    Уходящая неделя оказалась бедной на события и запоминающиеся новости. Деятельность власти сошла почти к нулю - стоит думать, из-за подготовки к визиту президента Владимира Путина. Впрочем, удивляться было чему. Например, во всем Саратове объявили карантин по бешенству. Фонд капремонта окончательно заставили отказаться от дополнительных поборов с граждан. А к застройщикам подали иски о взыскании ущерба, который те нанесли памятникам архитектуры.

Обсуждаемые новости
  • Сегодня
  • Неделя
  • Месяц
Поиск дешевых лекарств в аптеках Саратова
Архив новостей
  • «
  • 8 апреля 2021
  • »
  • пн
  • вт
  • ср
  • чт
  • пт
  • сб
  • вс
Нашли ошибку
x