Выбор редакции
Комментарии
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

Психолог: Секс остается табуированной темой

  • 09:04, 23 апреля 2019
  • Комментариев[9]
Отечественные СМИ не ругают разве что... их собственники и журналисты. Хотя, наверное, бульварной прессе порой достается от печатной и электронной элиты. Но и те, и другие, если не активно пользуются, то учитывают список коммерчески интересных тем для публикаций. Это так называемое правило 5-ти "С" и "Д". Известно, что читатель не пройдет мимо скандалов, страха, секса, слез, смеха и денег.
Психолог: Секс остается табуированной темой Фото meshok.net

Мы попросили прокомментировать этот перечень психолога, ведущего специалиста центра "Белая комната" Анну Тычкову

Анна, почему именно эти темы входят в перечень коммерчески интересных, то есть, тех, что непременно находят отклик у читателей?
- На мой взгляд, потому, что они всегда эмоционально заряжены. Люди эмоциями включаются на них и получают яркий импульс интереса. Поэтому эти темы всегда читают, смотрят, слушают. А еще это является суррогатом или симулятором -  я со своими такими чувствами могу не встретиться, а через кого-то или через что-то могу их прожить. Именно поэтому, я считаю, так долго держится этот "дивный" проект "Дом-2". Ведь классно там покопаться в чужих каких-то терках, проблемах. Человеку проще включиться во что-то чужое, чем в свое.

Кроме того, в этот список тем входит несколько категорий, которые являются табуированными в обществе. Например, секс, деньги, смерть. Это самые табуированные категории, которые социально в нашем обществе замалчиваются или о них не очень принято и культурно разговаривать. Информацию на эти темы лучше удерживать или скрывать. А здесь открывается кладезь - можно пошвыряться в этом. Тогда через доступность, через возможность не напрямую, а в обход, косвенно потрогать эту тему, снижается тревожность. Человек соприкасается с ней и чувствует, что становится понятнее, а значит, спокойнее.

То есть, с помощью "бульварных" и табуированных в обществе тем можно  снижать уровень своей тревоги?
- Можно. Но важно знать, что это не универсальный способ. До какого-то предела тревожность будет снижаться из-за роста информированности. Ведь тревога всегда там, где что-то замалчивается, есть какая-то тайна или секрет. А когда тайна развенчивается, тревожность снижается. Но этот способ не дает инструментов для дальнейших действий. А дальше стоит опасаться  обратного эффекта - невротизации. Ну, а на первом этапе, как мы говорили, эти темы цепляют, люди на них откликаются. А если возникает интерес, тогда на него будет спрос и будет предложение.

А что касается других тем в списке? Там еще скандал, сенсация, страх...
- Все эти темы несут большой эмоциональный заряд (но в тех, что мы считаем табуированными, он, как будто, повыше). К тому же, подобный контент обрастает какими-то пересудами, обсуждениями. Например, события в жизни знаменитых персон. Они не совсем реалистичные для тех обычных людей, которых называют обывателями. Так вот, когда в жизни знаменитостей происходят какие-то происшествия, громкие события, обыватель наблюдает за этим и думает: "Ну, тогда я со своими проблемами точно справлюсь". Или говорит: "Пусть это будет у них, не у меня". 

Вообще, эта эмоциональная напряженность, она из разряда "хлеба и зрелищ". Ничего нового под луной нет, все возобновляется, вспоминается. Чтобы особенно люди не включались, то почему бы и нет. 

Есть мнение, что эти темы становятся более востребованными потому, что людей одолели экономические проблемы. 
- Конечно, это может иметь место. Это как раз из разряда "зрелищ". Особенно, если с "хлебом" становится тяжело. И пока компенсация "зрелищем" удается, это будет востребовано.

Это грустный, но абсолютно рабочий момент. Я не склонна призывать всех к раскрытию каких-то заговоров или подозревать, что нас к чему-то ведут или не ведут. Я честно, не об этом сейчас. Я о том, что эта схема, действительно, работает. Если нужно занять большое количество людей, то надо их занять. Об этом и анекдоты про армию с фразой: "Будем копать от забора и до обеда". Если так безопасно озадачивать, то давайте так и будем делать. Будем много писать про то, что купил Стас Михайлов (это случайный пример) или как инопланетяне похитили честных жителей.

Но мы, подчеркну, не говорим о каких-то политических технологиях. Мы предполагаем, что люди устали от экономических проблем и таким образом себя занимают. 
- Конечно. Но я бы здесь ничью ответственность ни к кого не снимала. Я не могу говорить про власть, я никого в правительстве не знаю, я могу говорить про себя. Если я перехожу по ссылкам и постоянно кликаю на предложения: "Вы такого не видели и не слышали" (к слову, там обычно даже близко не о том, про что звали), то я должна понимать, зачем я это делаю. Если я компенсирую свою тревогу, наверное, эффективнее с ней встретиться и разобраться. Выяснить, почему я так тревожусь, почему мне все больше времени требуется тратить на серфинг соцсетей вместо того, чтобы заняться своим делом, работой или посвятить время своей семье.

Анна Тычкова

Предлагаю вернуться к табуированным темам. Вы назвали среди них секс. Но с того времени, когда "секса в стране не было", прошло много лет. И мы, кажется, изменились. 
- Эта тема до сих пор табуирована. Если мы говорим о стыде, то надо указать, что это базовая эмоция, которая относится к разряду социальных. То есть, мы с ней не рождаемся, мы ей научаемся. И стыд - это сигнал о том, что я знакома с правилами того общества, в котором живу. И когда я стыжусь, то окружающие тоже получают сигнал о том, что я знакома с теми правилам, по которым мы все здесь живем. Это нужно, чтобы социум функционировал так, как ему нужно. И если говорить о теме секса, то она должна остаться в какой-то степени интимной. То есть, это не то, что стоит выносить на всеобщее обозрение, обсуждение. Если говорим о норме, как о понятии большинства, а в норме это процесс между двумя людьми, и если двое не могут между собой обсуждать этот процесс, то там сложности и возникают. Если эти двое обсуждают это еще с кем-то - с друзьями, с родителями, со случайными людьми, это тоже проблема. К сожалению, у нас не принято ходить с проблемами в этой сфере специалисту пока совсем что-то функционировать не перестанет. Но и тогда человек оправдывается: "Я же к врачу иду, лечиться". У нас до сих пор есть понятие "срамных болезней". Это устаревшее словосочетание, но в подкорке-то сидит: "Нельзя про это говорить, стыдно".

Но, как уже замечала, определенное количество здорового стыда у человека со стабильной психикой должно быть. Но у нас, как и везде, здесь случаются перекосы и тогда этот стыд оказывается невротическим. Когда за все должно быть стыдно или во всем человек должен быть виноват. И этот нездоровый, чрезмерный стыд не позволяет людям обращаться за компетентной профессиональной помощью. Стыдно же. Но тебя ведь не просят транспарант развернуть, пройти с ним по центральным улицам города и рассказать всем о проблеме в этой сфере. Речь идет об обращении к специалисту. Иногда люди годами ходят по собственной инициативе с тем, с чем можно было бы достаточно быстро разобраться. И повысить в этой части качество своей жизни.

И эти люди потребляют соответствующий контент. Для чего?
- Для того, чтобы убедиться, что не я один такой, например. А кто-то смотрит и с удовольствием отмечает, что его это не касается. Включаются различные механизмы в психике. Кто-то в отрицание уходит, кто-то в рационализацию. У психики существует много способов для того, чтобы нас сберечь. 

Выходит, что этот контент нужен.
- Я вообще за информированность. Я не очень верю, что запреты срабатывают как мера пресечения, как форма воспитания. Особенно, если это запрет ради запрета. Если говорить, что этого плохо, это страшно и это нельзя, то обязательно найдется тот, кому станет любопытно. А правд ли? А точно ли?  

А российские пользователи подобного контента отличаются от европейских?
- Для того, чтобы это сказать, нужны достоверные исследования. Наверное, мы другие. Я  вообще за то, что все мы индивидуальные, разные. Вы думаете, что у нас было больше голода по подобному чтиву и мы дорвались?

Да. Ведь 70 лет в стране были СМИ, которые финансировались и контролировались государством. 
- Мы в 90-е накинулись на желтую прессу и очень быстро наелись. Мне очень нравится мнение об этом журналиста Владимира Шахиджаняна. Он очень умный, образованный, разносторонне талантливый человек и очень здорово рассказывает про то время. У него есть книга "1001 вопрос про это". Я лично с ним не общалась, но мне кажется, издание этой книги было попыткой внести какое-то равновесие. Ведь на нас хлынул поток информации, одна газета "СПИД-инфо" чего стоила - просто фантастические истории публиковались, если припомнить.

Оказывается, она до сих пор выходит.
- И тогда это было не единственный экспериментальный проект. Об этой книге я узнала во время работы в одной из программ, когда повышала свою квалификацию. Я писала итоговую работу о консультировании в сексуальной сфере. Всю книгу не читала, но могу заверить, что она была отрезвляющей. Не смотря на все словотворчество тех времен, это было попыткой внести зерно здравости - не все, что вам пишут, достойно того, чтобы это пробовать. Не все, что нам пытаются в рот вложить, стоит жевать и проглатывать. Как метафора детского возраста... Как будто, часть людей не повзрослела и они как дети, которых воспитательница вывела на прогулку и отвернулась, стали жуков на зуб пробовать или камешки. Не все же надо в рот тянуть, правильно? Надо фильтровать и не только в теме секса, а в теме сенсаций скандалов, смерти, денег.

Фотобанк СарБК

К слову, а почему тему денег вы тоже назвали табуированной? 
- У нас общество так организовано, что у нас непринято обсуждать кто и сколько получает. Если возьмем семью, то нечасто в семье напрямую говорят о деньгах. Если у нас проблема с деньгами, то это либо скандал, либо это замалчивание до последнего, а потом все равно скандал. Как будто нельзя сесть и поговорить. Слушай, а что у нас с деньгами?

А разве мы, опять же, не стали более цивилизованными в этом вопросе со времен советского режима? 
- В какой-то степени, конечно, стали. Но определенный посыл, наследие никуда не делось, не успело выветриться. Эта тема не самая простая. "Нечего лезть в мой карман и считать мои деньги", "Не всем и не каждому расскажу". И, правда, есть момент сохранения личной границы. Действительно, зачем я буду всем сообщать. С другой стороны, остается налет чего-то неприличного. Если каких-то установок денежных коснуться, то расхожая фразы возникает в голове: "Деньги - это зло" или "Большие деньги  - только наворованные. Честно их заработать нельзя". Эти установки добавляют налет неприличности.

А если углубиться, то хорошо бы поговорить о том, ка у человека выстраиваются отношения с деньгами. Если говорить о здоровом отношении к ним, то деньги являются лишь средством. Средством для обеспечения каких-то возможностей. 

А про смех вроде все понятно. Почему бы не улыбнуться со смешным роликов. Хотя там тоже не все интеллектуально.
- Во-первых, не все интеллектуально, а во-вторых, это тоже защитный механизм. Человек не встречается с какими-то своими переживаниями, а засмеивает их. Наверняка, вы встречались с такими людьми, обычно в компаниях бывают какие. Вот он юморист, он все сводит к шутке и с ним прикольно. Но на какие-то личные темы с ним не возможно разговаривать. Никто точно не знает какой это человек и что он проживает. К нему нельзя приблизиться. Он вроде и во всеми и ни с кем. И это его защита. Я не думаю, что с него надо эти защиты быстренько сдирать, но когда мы говорим о смехе в ключе контента, он иногда может такую же функцию выполнять. Чтобы не встретиться с чем-то сложным, я лучше посмеюсь. 

Мы говорим, по сути, о "бульварных" темах. Но так называемая желтая пресса была в России и до революции. Историки рассказывают, что знать отправляла за "Московским листком" своих слуг, потому что покупать такие газеты было неприлично. А потом с удовольствием их читала за закрытыми дверьми кабинетов. А нынешние читатели стесняются легковесного чтива?
- Наверное, да. Но меня здесь больше интересует момент, когда человеку стыдно, но он все равно это читает. Я всегда выступаю за осознанность. Когда я хочу в чем-то удовлетворить свой интерес, что не особенно социально одобряется или не наделено таким смыслом, что это важно, ценно и значимо, то здесь важно себя послушать. А мне это сейчас зачем? Не из глобального смысла, а из собственного актуального состояния. И обычно это связано с желанием переключиться, передохнуть немного, организовать себе смену деятельности. Я была в рабочем процессе, а сейчас я почитаю о том, как дела у Стаса Михайлова (опять же к слову пришелся) и немного расслаблюсь.

И мне нравится, что сейчас интерес к подобным темам все выше. Например, появляются приложения, которые отслеживает количество времени, проведенном в соцсетях или времени включенного экрана на телефоне, то есть, времени, проведенного в виртуальном пространстве. Для меня это про то, что есть люди, которые осознают, что все-таки куда-то проваливаются. И они ищут опоры. "Я буду отслеживать, а потом посмотрю и приму какое-то решение. Да, может быть это решение будет нелегко удерживать, но то, что я получу в результате, может меня мотивировать". 

То есть, появляются люди, которые готовы отсекать низкопробный контент?
- Мне кажется, что так было всегда. Есть люди, которым какой-то внутренний уровень не позволяет подниматься выше. Им классно там, где пишут про "Дом-2" и инопланетян. А есть какое-то количество людей, которые до определенного периода это употребляют, а потом задаются вопросом: "И это все? Я хочу выше, глубже, шире".

А если бульварный контент становится более востребованным, возникает подозрение, что и людей, готовых употреблять только его, тоже становится больше. 
- То ли таких людей становится больше, то ли важно, что бы их становилось больше... Точно сказать нельзя. Параноить по этому поводу не стоит. Как живой человек, я могу за себя решать, буду я в этом участвовать или не буду.

А психологическому здоровью может как-то повредить слишком большой объем подобной информации?
- На мой взгляд, нет. Но не буду утверждать, что это истина в последней инстанции. Я так думаю потому, что если человек психологически здоров, он точно будет фильтровать информацию. А если нет, тогда, наверное, да. Это может раскачивать. Есть же такая метафора, что человек - это как тюбик или как ведро. То, что выдавливается или выплескивается, тем он и наполнен. Но есть моменты, когда мы наполняемся. И если человек не выбирает контент и перекладывает за это ответственность, тогда, вероятно, ему требуется  помощь. 

Вы считаете лукавством, когда человек говорит, что сегодняшние новости смотреть невозможно? Мол, одна чернуха. 
- Я обычно спрашиваю: "А что так?". Но если честно, я сама их не смотрю. Уровень моего доверия слишком низок. Я не очень верю, что у нас свобода слова. Тогда зачем я буду тратить свое время. Я могу проглядывать новостные ленты. Очень быстренько просматриваю то, о чем нам решили рассказать. Я берегу себя. Но сейчас, правда, на мой взгляд, объективно ситуация такова, что новости не будут особенно радостными. Конечно, люди могут уставать от этого. Какая-то история сотворяется, происходит на наших глазах. 

О лукавстве. Для меня лукавство, когда человек говорит: "Ваш сайт невозможно читать", "Я смотрю все ваши прямые эфиры. Вы ужасный ведущий" или "Все до одной серии этого сериала отвратительны". А зачем же, ты бедный, упирался и смотрел их?

А как Вы учите обходиться с этими пятью или шестью "С" своих близких?  
- Это фокус на себя и на личную ответственность. Что я могу или не могу, и что я делаю или не делаю. Я, к примеру, достаточно публичный человек. И точно я могу влиять на тот контент, который выкладываю в сеть - те эфиры, которые я веду, или статьи, которые я пишу сама или делаю репост. Конечно, я фильтрую, выбираю и это моя ответственность. А если я не могу на что-то влиять, зачем мне тратить на это нервы, усилия. Я лучше поищу ту площадку, где я могу реализовывать свои возможности.  

Похожие материалы
  • 27.03.2019, 08:45 Психолог: "Дети "уходят" в гаджеты при поддержке взрослых" Эксперты констатируют, что ещё никогда за всю историю человечества структурные изменения в информационном поле не были столь грандиозными и значительными. Мы переживаем информационные и технологические революции, перевороты, мятежи и реформы. И кроме восторженных планов, связанных с этими новыми возможностями, звучат тревожные прогнозы. Например, врач-психотерапевт Андрей Курпатов утверждает, что искусственный информационные технологии приводят к неизбежной атрофии интеллектуальной функции. Многие видят врагом человечества мобильный телефон. Родители стонут - он стал членом семьи, навязчивым, эгоистичным и нетерпеливым.
Новые материалы
  • 24.05.2019, 11:24 "Аладдин". Заметки киномана Жаловаться больше нет смысла. Беспощадная деньгопечатная машина Дисней будет делать игровые римейки своих мультфильмов, пока они все не кончатся, а потом начнет строгать по ним спин-оффы и сериалы для своего стриминг-сервиса. Единственное, что вы можете сделать, — не поддерживать их рублем. Это даже не будет какой-то особенной жертвой — как и в случае с "Золушкой" и "Красавицей и Чудовищем", вы не пропустите ничего принципиально нового, если не посмотрите этого "Аладдина" в кино.
  • 22.05.2019, 12:40 Все бабы – стервы. В драме – один труп и "Восемь любящих женщин" Идеальная женщина из ничего может сделать три вещи – салат, шляпку и скандал. В новом спектакле саратовского драматического театра салатов замечено не было, со шляпками все в порядке, а скандал это не просто скандал, а настоящее убийство. Ну а как может быть иначе, если на сцене одновременно пытаются ужиться сразу восемь женщин. Мужчинам на этот девичник вход строго воспрещен, исключение сделали только для режиссера Николая Покатыло.
Поиск дешевых лекарств в аптеках Саратова
Архив новостей
  • «
  • 23 апреля 2019
  • »
  • пн
  • вт
  • ср
  • чт
  • пт
  • сб
  • вс
Нашли ошибку
x