Выбор редакции
Комментарии
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

Психолог: "Дети "уходят" в гаджеты при поддержке взрослых"

  • 08:45, 27 марта 2019
  • Комментариев[10]
Эксперты констатируют, что ещё никогда за всю историю человечества структурные изменения в информационном поле не были столь грандиозными и значительными. Мы переживаем информационные и технологические революции, перевороты, мятежи и реформы. И кроме восторженных планов, связанных с этими новыми возможностями, звучат тревожные прогнозы. Например, врач-психотерапевт Андрей Курпатов утверждает, что искусственный информационные технологии приводят к неизбежной атрофии интеллектуальной функции. Многие видят врагом человечества мобильный телефон. Родители стонут - он стал членом семьи, навязчивым, эгоистичным и нетерпеливым.
Психолог: "Дети "уходят" в гаджеты при поддержке взрослых" Фото hdfootagestock.com

Психологи по этому поводу имеют свое мнение. Они не склонны паниковать, но признают эту проблему сегодняшнего дня. О чрезмерном увлечении гаджетами мы говорили с ведущим специалистом центра "Белая комната", психологом Анной Тычковой

Анна, такое впечатление, что современные дети подключены к мобильным телефонным аппаратам, как к необходимым жизненно-важным приборам. Их использование начинается с раннего утра и заканчивается глубокой ночью. 
- Самая печальная печаль в том, что дети "ушли" в гаджеты не самостоятельно, а при поддержке и стимулировании взрослых. Любая зависимость формируется там, где нет реальных эмоций и реальных возможностей эти эмоции переживать. Меня очень умиляют картинки в соцсетях, разделенные на две части - наше детство и детство современных детей. На первых - счастливые дети гуляют, играют, на санках катаются. На вторых - грустные, бледные и несчастные сидят в гаджетах. Но ведь дети на первых картинках - это сегодняшние родителей тех детей, которые проводят все время в телефонах и планшетах. Почему они не научили своих детей получать эмоции и проживать их? Это про какой-то эгоизм? Нам было классно, кайфово, мы играли, развлекались. А своим детям жалко? Умиляющая вещь - все эти крики, биения себя пяткой в груд, про то, какая сейчас молодежь. Но она ровно такая, какой она может быть. Она такая именно потому, что более старшее поколение так взаимодействует с более младшим. И они становятся тем, кем становятся.

То есть, проблема во взаимодействии?
- В том, чем мы наполняем это взаимодействие. Родители учат ребенка тому, как занимать свое время. Гаджеты, интернет-пространство наполнено очень большой и быстрой стимуляцией головного мозга. В реальности такой стимуляции нет. Тому ребенку, который привык к постоянной, интенсивной стимуляции мозга, очень сложно ориентироваться в реальной жизни. Он ищет здесь стимулы, а потом вновь уходит в гаджет. Ему здесь скучно, здесь не так быстро, не так динамично, не так красочно, не так эмоционально.

Может быть, тогда виноваты вовсе не родители, а эти необыкновенные возможности виртуального мира.
- Но ребенок же не сам там оказывается, а с поддержки взрослых, своих родителей. Это же очень легко - сунуть в руки ребенка гаджет. Мама с папой заняты чем-то своим и они дают детям телефон, планшет, или включают мультфильм в интернете и сажают ребенка его смотреть. Естественно, он привыкает. Тогда очень странно, когда те же родители спустя десять лет говорят: "Ты, наверное, зависим". Да? Правда?

Но я, например, не злоупотребляла гаджетами в то время, когда моя дочь-подросток была маленькой. Я считаю, что я здесь не при чем.
- Действительно, существует современная реальность. Огромная доля общения, деятельности, правда, проходит в виртуале. Есть такое понятие, как удаленная работа. Люди в виртуальном пространстве вполне себе зарабатывают на жизнь. Иногда даже больше, чем в реальности. Это правда так. И есть моменты, которых не надо боятся. Надо понимать, что это такая данность современности. 

Анна Тычкова

Но многие родители, действительно, в легкой панике. Они убеждены, что с этим злом надо что-то делать. 
- И это тоже лукавство. Но сколько человек из них этим злом не пользуется? Ребенок видит и делает выводы. А подобные разговоры проходят фоном. Тех взрослых, которые говорят, что эти ваши интернеты до добра не доведут, воспринимают как старых ворчунов. Это похоже на картину, когда кто-то из родителей, затягиваясь сигаретой поглубже, говорит: "Не кури сынок, это вредно". Да? Серьезно?

Но и это не про меня, потому что я нахожусь в интернет-пространстве исключительно в рабочее время, в свободное время все эти замечательные возможности меня мало интересуют. Как в этом случае ограничить присутствие телефона в жизни ребенка? 
- А нужно что-то делать? Это мешает жить?

Мне кажется, да. Это снижает зрение, отвлекает во время подготовки домашних заданий. Телефон обращает на себя внимание всегда и везде. Даже к ужину ребенок выходит с телефоном в руке. 
- Я бы посмотрела — это про зависимость или это дань современности. Да, так сегодня динамично с помощью гаджетов происходит взаимодействие. Хорошо бы помимо этого давать ребенку другие способы. Например, сегодня мы идем вместе гулять без гаджетов. Но мы не друг за другом, молча идем и дышим друг другу в затылок. Мы общаемся и ищем способы сделать это общение интересным. Ведь правила в семье — это ответственность взрослых, а не детей. Я - мама двух подростков, современных детей, которые активно включены в виртуальное общение. У нас дома есть правило о том, что если мы встретились вместе за обеденным столом, то проводим это время без гаджетов. И у нас весьма интересные разговоры заходят. Плюс к этому, у нас есть какие-то совместные выезды, выходы в театр, на выставки. Их становится меньше, так как дети взрослеют. Но они воспринимают это как норму, потому мы, как родители, ее обозначили.  Это естественные ориентиры детей на то, что взрослые знают, что и как надо делать.

Но приглашение пойти на увлекательную прогулку или поиграть с настольную игру, наверное, имеют возрастные ограничения? 
- Да, это работает с детьми, которые входят в подростковый возраст. С теми, кто уже выходит из него, боюсь, родители сильно опоздали. Тогда, если беспокоит вопрос о зависимости, надо обратиться к психологу. 

Еще один пример. Девочка в школе даже к доске выходит с телефоном. Что это?
- Хорошо бы прояснить, почему она выходит с телефоном к доске. Он представляет для нее сверхценность или она тревожится, боится пропустить звонок, или боится, что кто-то возьмет его. Если это про сверхноценность, про возложенность власти над ребенком, то стоит говорить о зависимости. Если это другие варианты - тревога, недоверие, наученность этому недоверию (иногда родители говорят: "Смотри, не потеряй, мы тебе купили дорогой телефон"), тогда все объясняется проще.

А когда можно говорить о зависимости от гаджета?
- Тогда, когда есть все критерии зависимости или присутствует большинство из них. У любой зависимости одинаковые критерии, потому что любая зависимость - это механизм адаптации. Но я бы назвала это механизмом патологической адаптации. Можно здоровым способом адаптироваться к сильным чувствам, событиям, а можно через зависимость. Там тоже есть свои предпосылки. Если мы говорим о детской зависимости от гаджетов, компьютерных игр или от интернета, то это скорее всего про зависимую модель взаимоотношений в семье. То есть, я завишу от мамы в чем-то и мне не предлагаются способы для того, чтобы стать автономным, восполнять свои потребности.

Клинические психологи, да и не только, утверждают, что если ребенку не давать зазор между потребностью и ее восполнением, то это грозит зависимостью. Поэтому ребенку важно проживать это время - время между "хочу", "дайте" и "вот, возьми". То есть, когда родители ту же кидаются "спасать" ребенка - это не совсем здоровый способ. У ребенка это формирует некий механизм и этот зазор для него становится ненормальным, неестественным. Хотя, большинство, к счастью, понимает, что иногда мы хотим, но не сразу это получаем. Должно пройти какие-то время и это оно является частью жизни.

А какие критерии зависимости существуют?
- Один из критериев зависимости - наделение объекта зависимости сверхценностью. Только он и никто больше, только телефон может сделать меня счастливым. Мне надо держать его в руке, не выпускать из поля зрения, все время в него заходить и что-то делать. И только этот объект может приносить мне удовольствие и радость. Если я его лишусь, в моей жизни настанет крах.

Еще один критерий заключается в эмоциях. Например, мне плохо, но я сейчас этот объект использую (алкоголики выпивают, шопоголики идут в магазин, наркоманы принимают дозу, зависимые от гаджетов открывают их), и мне станет лучше. Эмоции поменяются. В семье это тоже можно наблюдать. Ходил грустный, печальный, бубнястый, депрессивный, а как только в руки взял гаджет, сел за компьютер, сразу просветлел.

Еще один из критериев - это рост толерантности. Когда объекта зависимости надо все больше и больше.

Дети шутят, что у них без телефона начинается "ломка". Они не знают чем заняться, куда руки деть. 
- В теории зависимости ломка - это один из ее критериев. Это, другими словами,  абстинентный синдром. Он наступает при отсутствии возможности взаимодействия с  объектом зависимости. Важно понимать, что в случае, если зависимость, действительно, диагностирована, и при желании от нее избавится, необходима работа всей семьи. Не достаточно выпихнуть зависимого ребенка к психологу, вдохнуть, выдохнуть и развести руками в стороны. Мол, что сделаешь. Можно и так, конечно, но результат будет другой. 

Опять мы возвратились в семью.
- Меня удивляют вопли родителей, потому что кроме этого в большинстве случаев они ничего не предпринимают. В детстве они вручили ребенку телефон и он при помощи серфинга по интернет-пространству искал то, что ему интересно. А потом мы кричим: "Ой, "Синий кит"!". А как ему быть? На что он должен захотеть поменять это виртуальное пространство, если там он достиг определенного уровня в каких-то играх, или он там собирает какое-нибудь оружие, или совершает автогонки в разных странах мира и он там признан? Ему там говорят: "Ты крутой! Ты человечище!". Ему очень рады. А когда он возвращается в реальность, мама заявляет: "У тебя руки не из того места растут. Вечно ты делаешь не так", "И с математикой у тебя плохо". А еще в гимназиях Саратова (говорю во множественном числе, потому что слышала такое про разные) некоторые учителя формируют такую атмосферу, что если у тебя четверки, ты не достоин здесь учиться и занимаешь чье-то место. Может быть, это оправдано для рейтинга или еще для чего-то. Но где ребенку лучше? Там, где он может себя обозначить и  заявить о себе или там, где ему говорят: "Не ори", "Не носись", "Не приставай".

Выходит, нам, современным родителям, сейчас гораздо сложнее выполнять свою родительскую работу, потому что приходиться противостоять мощной силе. 
– Да. С одной стороны, сложнее. Но я все же за то, что вклад родителя больше, чем вклад ребенка. Когда ребенок рождается, есть те самые пресловутые 18 месяцев, когда должна сформироваться здоровая привязанность. Иногда волосы дыбом встают от того, что родители проделывают со своими детьми. Я не говорю про своих клиентов, такие родители обычно и не доходят до психологов. Так они живут и мучаются. Но с другой стороны, родительскую ответственность, родительский вклад никто не отменял.

Я здесь хочу ремарку внести. Я знаю, что родители чаще всего реагируют из трех самых основных ярких чувств. Это из чувства стыда, из чувства вины и из чувства тревоги. И мне бы не хотелось, чтобы сейчас родители ушли в вину. Я за то, чтобы разделять вину и ответственность. Ответственность - это то, что позволяет менять действительность, быть свободным, принимать решения, которые принесут пользу. А вина - это то, что сжирает и если человек в этом остается, то тратит много лет своей жизни. Ведь, если я где -то виновата, как обычный живой человек, перед своим ребенком, я
точно могу извиняться, точно могу компенсировать и возвращаться на здоровые рельсы. Да, наши дети будут точно больше и сильнее вовлечены в интернет-пространство, но это не значит, что оно должно исключать все остальное.

Фото progress.online

Для того, чтобы разбавить эти бесконечные телефонные сессии, родители поступают по-разному. Я например, пробовала говорить, что надо бы как-то поменьше с телефоном общаться. 
- Такая форма - "а может быть ты будешь поменьше, дорогая" - это перекладывание ответственности на ребенка. В подростковом возрасте о какой-то самомотивации говорить очень преждевременно. Те доли мозга, которые отвечают за внутреннюю мотивацию, формируются к 21-му году. И 13-летнем ребенку точно не по плечу взвешенно сказать: "Да, мамочка, ты наверное, права. Я слишком много времени провожу в телефоне". Это фантастика какая-то. Это не про нормальных подростков. Если ваш ребенок такой, вы можете порадоваться тому, что он - исключение из правила. А если он кивает на ваши слова, а в глазах читается: "ты сейчас поговоришь и пойдешь заниматься своими делами, а я продолжу жить своей жизнью", то можете выдохнуть. У вас нормальный подросток, который развивается в пределах возрастных норм. Вообще, в 11-13 лет игры в демократию - это лукавство. Ведь родитель не знает что делать, чувствует себя бессильным и перекладывает ответственность на ребенка. Пусть бессознательно, но он это делает. Давай, сыночек или дочка, ты в свои 10 лет реши, как проводить время в гаджете. Я взрослая тетенька не могу, а ты вперед, давай. Хорошо бы с собой сохранять честность. Да, я не знаю как это сделать.

Я просто хотела посеять сомнения. 
- Тогда надо четко обозначать условия. "Я вижу, что ты 12 часов проводишь внутри телефона. Меня это беспокоит и я считаю, что это тебе не на пользу. И, как мама, я ставлю условие и буду проверять его соблюдение". И здесь надо выбирать реалистичный вариант. Тогда это сработает. Конечно, в подростковом возрасте это точно встретит сопротивление. Потому что это директива, а не договоренности. 

В некоторых российских школах перед занятиями дети сдают свои телефоны. Учителя других школ завидуют. И родители тоже. 
- Надо не отбирать, а учить тому, как пользоваться им здоровым образом. Если ребенок нормативный, если он психически и умственно сохранный, то ему не нужен такой контроль-контроль. А если ваш ребенок нуждается в сильном контроле, я бы била в набат. Это или про тревожность родителей, которые делают ребенка тем, кто обслуживает эту тревогу (тем кто делает что-то, чтобы родителям было не так тревожно). Либо, хотя одно вытекает из другого, родитель инвалидизирует ребенка. "Наш мальчик (или девочка) часто болеет", "Он (она) маленький", "Ему (ей) нельзя доверять". И ребенок верит родителю, думает, что он неспособный, неумеющий и требующий контроля. А когда мы подходим к пресловутому подростковому возрасту, задача которого дать ребенку автономию, мама говорит, что ее милого ребенка унесли инопланетяне и заменили на какое-то чудовище. Он хамит, агрессирует, а мы не справляемся и не знаем что делать. А я вам скажу, что вы с какими-то мерами опоздали на несколько лет. Как раз на те самые годы, когда было так, как было. А теперь ребенку приходится такую интенсивность проявлять, чтобы получить хоть какие-то шансы на отделение от родителей.

Жизнь подростков буквально крутится вокруг мобильных телефонов. Есть родители, которые отбирают телефон для того, чтобы наказать. 
- Для современных детей это так. Но я все же за сохранение здравости. Если это способ дергать ребенка за веревочки, шантажировать, то это не про санкции, а про манипуляции.

Наверное, вы, как психолог, замечаете изменения в поведении, которые произошли с невероятным распространением гаджетов?
– Я заметила, что подросткам стало сложнее общаться. Когда ко мне приходит на прием подросток или родитель, за редким исключением, там с коммуникацией все в порядке. Вплоть до того, что ребенок боится общаться с людьми. Но здесь надо делать скидку на то, что когда
все в норме, ко мне никто не идет. Та же самая сложность есть и у взрослых людей. Когда речь заходит, допустим, о формировании отношений, они не знают как и где общаться. При этом более старшее поколение в этом плане более благополучное. Они не стесняясь, не думая о себе лишнего, ходят заниматься танцами, творчеством.

Наверное, наши дети, которые беспокоят чрезмерным использованием гаджетов, в свою очередь столкнуться с какой-то другой проблемой, когда сами станут родителями. 
- Раньше дети читали книжки читали с фонариком под одеялом, а надо было, чтобы ребенок спал. Сегодня уже не книжки и даже фонарик не нужен (хотя, иногда книжки). Потом телевизор появился, затем кабельные каналы круглосуточные. Конечно, у наших детей будут свои сложности. Это жизнь, она текучая и изменчивая. Но какие-то моменты остаются  неизбежными. Например, столетия идут, но о подростках можно говорить одно и тоже. Они всегда хотят, чтобы их трогали по-минимуму, а развлекаться можно было бы по-максимуму, и что-бы кто-нибудь на это подкидывал деньжат.

Похожие материалы
  • 10.06.2019, 11:21 Психолог: Ситуация в саратовской экономике может активизировать профессиональное выгорание На прошлой неделе появилась новость о том, что в каталог Международной классификации болезней (МКБ-11) внесено описание профессионального выгорания. Речь идет о синдроме, что "возникает в результате хронического стресса на рабочем месте, с которым не удается справиться". И переспрашивать не надо о том, что это за зверь такой. Все предельно понятно для тех, чьи рабочие будни состоят из переговоров, договоров, уговоров, приговоров и самых разных разговоров (от неприятных до бесполезных). И поскольку в них вынуждена принимать участие внушительная часть населения, мы решили выяснить все причины, последствия и детали этого диагноза.
  • 23.04.2019, 09:04 Психолог: Секс остается табуированной темой Отечественные СМИ не ругают разве что... их собственники и журналисты. Хотя, наверное, бульварной прессе порой достается от печатной и электронной элиты. Но и те, и другие, если не активно пользуются, то учитывают список коммерчески интересных тем для публикаций. Это так называемое правило 5-ти "С" и "Д". Известно, что читатель не пройдет мимо скандалов, страха, секса, слез, смеха и денег.
Новые материалы
  • 19.07.2019, 16:00 Заметки киномана: "Король Лев" Новый “Король лев” выглядит, как "В мире животных” или документалка о дикой природе. Только вместо голоса за кадром звери сами говорят и поют. И ведут они себя, как люди, а не как положено. Старый мультик про Симбу вышел ровно четверть века назад. Сценарий “Аладдина”, который кое-где ещё даже в кино идёт, слегка обновили для перевыпуска с актерами. “Дамбо” и вовсе переделали. Но “Короля льва” почему-то решили не трогать.
  • 19.07.2019, 14:00 Абоненты Tele2 могут отправлять гигабайты по всей стране Tele2, альтернативный оператор мобильной связи, запускает уникальный для российского телеком-рынка продукт – возможность делиться интернет-трафиком с абонентами других регионов. Теперь клиенты Tele2 передают гигабайты абонентам не только домашнего региона, но и всей России легко и бесплатно.
Поиск дешевых лекарств в аптеках Саратова
Архив новостей
  • «
  • 27 марта 2019
  • »
  • пн
  • вт
  • ср
  • чт
  • пт
  • сб
  • вс
Нашли ошибку
x