Выбор редакции
Комментарии
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

"Лиза Алерт" в Саратове: кого чаще ищут и как становятся поисковиками

  • 11:12, 27 июня 2024
  • Комментариев[0]

Весной этого года исполнилось 10 лет региональному отделению поисково-спасательного отряда "Лиза Алерт". Обывателю эта организация известна благодаря оранжевым ориентировкам с портретами пропавших людей, которые иногда появляются в СМИ, соцсетях, на стенах. О волонтёрах начинают говорить, когда происходит какая-нибудь резонансная история, например, с исчезновением детей. В остальное же время активисты не избалованы вниманием прессы, и просто ежедневно продолжают выполнять своё дело. За эти годы они спасли десятки жизней и помогли сотням людей. О том, как всё начиналось, кто чаще всего теряется, кто и почему становится поисковиком, СарБК поговорил с основателем отряда в регионе, координатором Константином Костыриным.

"Лиза Алерт" в Саратове: кого чаще ищут и как становятся поисковиками

Расскажите, пожалуйста, как вы пришли в отряд и создали саратовское отделение?

- Весной 2011 года я слушал передачу на радиостанции "Эхо Москвы", где журналист Ирина Воробьева рассказала, как она впервые съездила на поиск ребенка. Меня заинтересовал ее рассказ и шокировало то, что дети могли пропадать и их никто не искал. В тот момент отряд "Лиза Алерт" был чисто московским явлением, региональные отделения тогда еще не появлялись. После передачи я стал интересоваться этой проблемой, читал в новостях. В 2013 году я по своей работе приехал в Москву, прожил там восемь месяцев, и весь этот период в свободное время занимался поисками. В 2014 году вернулся в Саратов и решил основать здесь отряд. Опыт уже был, да и "старшие товарищи" помогли. Как правило, региональные отряды появлялись после резонансных поисков. Например, в Брянске пропала девочка, очень долго искали, к сожалению, нашли погибшей, но остались люди, которые этот поиск вели и решили продолжить разыскивать пропавших. А в Саратовской области и, например, в Ростовской, отряды появились, потому что жители проявили инициативу.

Вы помните свой первый поиск в Саратове?

- В апреле 2014 года я провел эфир на радио, рассказал, что у отряда будет саратовское отделение, и появилась первая заявка. После передачи со мной связался представитель Следственного комитета, мы пообщались, договорились о сотрудничестве. Они рассказали о ребенке, который пропал, самовольно уйдя из дома. Волонтеры подготовились ехать на поиски, но до этого, к счастью, не дошло. Мальчика нашли достаточно быстро, по запущенной нами ориентировке. Человек увидел информацию, случайно заметил ребенка рядом с собой в торговом центре и вызвал полицию.

Константин Костырин

Как за это время изменилось количество заявок?

- Первое время группы в социальных сетях были небольшие, заявок было мало, потому что люди даже не знали, что можно к нам обращаться. Например, для сравнения, за 2014 год было всего около 60 заявок, а за 2023-й – больше 400. И если раньше сообщали о пропаже спустя двое-трое суток, то сейчас, к счастью, нам звонят рассказать, что на островок безопасности в магазин привели пожилого человека с деменцией, еще до того, как родственники подали заявление в полицию. Ищем мы по всей области, часто выезжаем в соседние регионы, например, в Волгоградскую область на резонансные поиски.

Кто обычно становится волонтером "Лиза Алерт"?

- Во-первых, это люди абсолютно разные. Есть даже те, кто лет с 15-16-ти хотел выйти на поиски, но мы можем взять только с 18 лет. Они очень радовались, когда наконец достигали этого возраста и начинали активно выезжать. Таких достаточно много, некоторым из них сейчас уже 20-25 лет, и они в отряде занимаются "разными классными штуками". Но большинство поисковиков в Саратове – люди среднего возраста. Старше 50-55-ти не много. Но в других регионах, я знаю, есть люди старше 70 лет, выезжающие добровольцами. Кроме того, в других регионах есть люди с ограниченными возможностями, так как деятельность в отряде очень разносторонняя, и каждый сможет найти себе что-то подходящее. Например, много информационной работы. Инфорги (информационные координаторы. - СарБК) занимаются опросом заявителей, свидетелей, репостами в социальных сетях, ориентировками, упорядочением всей информации. Люди работают из дома за компьютером и телефоном, и такой работы на самом деле больше всего. У нас есть радиосвязь, кинологи, IT-направление, "Школа "ЛизаАлерт", конное, картографы, оперативные дежурные, "лес на связи" и другие.

Как обычно проходят в отряд?

- Причины, почему приходят, бывают разные. Я, например, услышал, что потерялся ребенок и его не искали – у меня трое детей, тема зацепила. Плюс, это было в лесах Московской области, а я леса очень люблю. У одной девочки была трагедия в семье, она поэтому пришла. Часто в отряд приходят родственники тех, кого мы искали ранее.

Наше гражданское общество очень долго росло, запрос на какую-то волонтерскую деятельность большой, и каждый человек находит близкое для себя. Кто-то помогает животным, кто-то находит себя в помощи в детских хосписах, кто-то занимается облагораживанием территории.

Многие приходят искать, увидев ориентировку на бабушку, говоря, что у них тоже были пожилые родственники с деменцией. Это, например, было давно, но они знают, как тяжело родным. Они участвуют в поиске, бабушка находится, и они понимают, как это здорово, как это вдохновляет участвовать еще.

Раньше приходили больше всего после резонансных поисков. Например, в 2017 году был поиск двухлетнего мальчика в Самойловском районе в природной среде. Длился сутки. Ребенок ушел по дорожке к пруду, по которому они водили гусей и утонул, к сожалению. Тогда пришло в отряд много людей. Очень много пришло после поисков Лизы Киселевой, когда за поисками следил весь город.

Детские поиски приводят очень много людей, но сейчас также немало людей приходят от медиапроектов. Например, посмотрев "Вернувшиеся", сериал "Неспокойные ночи", люди видят, что можно приехать на поиск и помочь.

То есть заранее нигде не нужно регистрироваться?

- Для того, чтобы приехать на поиск, нужно увидеть информацию о нем, написать или позвонить инфоргу: "Я хочу приехать". Он подскажет, где штаб. Когда вы приедете, вас не отправят самостоятельно искать, а поставят в пару или тройку с ребятами, которые уже ходили и которые смогут объяснить вам задачи (как клеить ориентировки, куда не надо клеить, как опрашивать людей). Или вы следите за деятельностью отряда и решили написать, что хотите в дальнейшем участвовать. С вами связываются представители "новичкового" направления и рассказывает, когда будет ближайшая обучающая лекция. Идет она час-полтора. Постепенно люди выбирают направление, которое было бы им интересно. Мы проводим учения в природной и городской среде. По отдельным направлениям в отряде могут также проводить свои учения.

Вернемся к портрету добровольца. Кого больше в отряде, много ли девушек?

- Когда мы готовимся к поиску ребенка в природной среде, стараемся всегда, чтобы в двойке обязательно шла девушка, которая кричала. Психологи отмечают, что издалека ребенок может подумать, что это мама. Обязательно узнаем, как ребенка дома зовут, кричим не "Иван", а "Ванечка", "Ванюша", чтобы малыш понял, что зовут именно его. А если будет кричать парень басом, он может еще больше спрятаться.

Если говорить, кого в отряде больше, то мужчины у нас всегда "исчезающий вид". Девочек в отряде больше, и на поиски их больше выезжает. Мальчики всегда в дефиците, нужны, потому что мы всегда стараемся на поиск в ночное время, а также во время работы в природной среде, чтобы девочки одни не ходили.

Если по конкретным историям, например, Людмила Лебедева работает воспитателем в детском саду. Она в отряде тоже почти с основания, много лет возглавляла инфогруппу и группу СМИ. Пришла, увидев ориентировку в сети, и написав, что готова приехать на поиск. В тот раз нашли дедушку, который потерялся. Людмила собрала свидетельства, что ему вызвали скорую и отвезли в больницу, проверили и нашли. Сейчас она старшая направления "Школа ЛизаАлерт", проводит занятия по безопасности для маленьких детей. А есть, например, девушка, которая работает на скорой. Она хорошо знает этих бабушек-дедушек.

Когда же она успевает участвовать в поиске?

- Понимаете, в чем дело... Вроде живешь и кажется, что времени ни на что нет, а потом начинаешь анализировать, на что его тратишь: утром идешь на работу, после работы покупаешь еду, готовишь, потом сидишь за компьютером или смотришь телевизор, иногда занимаешься спортом, но это далеко не у всех. И тогда ты понимаешь, что вместо просмотра сериала ты можешь поехать и помочь кого-то найти, сделать хорошее дело и пообщаться с интересными людьми. А когда ищешь и находишь человека - это мощный заряд эмоций, вдохновения, которое затягивает.

Отряд – это не только поиск, это общение. Приезжаю искать и вижу много знакомых, с этим уже ходил и с этим, с ними на учения ездил. Многие люди приходят, потому что хотят найти по ориентировке конкретного человека, а потом остаются, получая общение, рост, знания.

Мне сложно нарисовать портрет участника отряда, потому что для меня естественно, что человек в него пришел и остался. Я не задаю вопросы "почему". Но это не значит, что любого "туриста" затянет. Это люди совершенно разных профессий: есть чиновники, учителя, воспитатели детского сада, работники железной дороги, айтишники. Сложно даже сказать, кого нет. Обычно из десяти человек, которые пришли на поиск, один останется, а из десяти оставшихся один — в отряде надолго. "Средний срок жизни волонтера" в одной деятельности — примерно три года, потом обычно наступает выгорание. Но есть люди, которые остаются надолго. Например, если первые годы ты больше выезжаешь на поиск, то потом начинаешь уходить в отдельные направления, уже глубже изучать оборудование, радиосвязь, кинологию. Например, я, когда я руководил в самом начале, пытался заниматься практически всем, потом постепенно задачи передавал. Сейчас я уже два года не руковожу, но по-прежнему координирую поиски. Координаторов всегда не хватает, этому нужно учиться достаточно долго. У нас есть курсы. Сейчас я нашел еще одно направление: прошел курс оказания первой помощи и провожу обучение этому в отряде.

Помогите, пожалуйста, разобраться: когда именно нужно делать репост, особенно когда пропадают дети? Не так давно была информация о том, что пропал старшеклассник, но просили не распространять информацию, чтобы не привлекать внимание.

- Есть ситуации, когда мы понимаем, что пропал совсем маленький ребенок, может не понимать опасностей, которые ему грозят. В этих случаях мы запускаем актив, кидаем репосты. Но когда речь идет о ребятах постарше, о подростках, стараемся работать тихо и аккуратно, чтобы его не спугнуть. Но это не значит, что мы не делаем ничего. Знаем примерную локацию, где он может быть, прозвонили больницы, полиция со знакомыми работает. Мы патрулируем какие-то места привязки, но делаем это аккуратно, без формы, чтобы не спугнуть и не навредить. Детям такая известность может потом выйти боком. Все будут знать, что он уходил, что проблемы, возможно, в семье. Плюс, ребенок может сам выйти в интернет и прочитать крайне негативные комментарии о себе под такими постами. Наши ориентировки появляются быстро только в том случае, если друзья или родственники сами начинают активно распространять в социальных сетях информацию несмотря на наш совет не делать этого, и когда город начинает кипеть. А отклик на детей очень большой. Это неплохо, и я прекрасно понимаю людей. Но в этих случаях лучше это не размещать и не делать репосты. Когда есть вещи, которые указывают, что ребенок не просто ушел из дома, а это может быть похищение, криминал, то мы сразу запустим репосты и будем действовать по-другому.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее, кто именно чаще всего пропадает именно в нашем регионе? Вы сказали, что в год больше 400 заявок — видимо, большинство из них мы в социальных сетях не видим?

- Самая большая категория пропавших – это люди, переставшие выходить на связь. Например, поехал человек в Москву на заработки, возвращаясь в Саратов, выпил немного, отстал от поезда, деньги и документы остались в поезде. Но это чаще всего информационные поиски, и людей достаточно быстро находят. 

У нас в регионе основная категория, по которой именно выезжаем, — это бабушки-дедушки с деменцией либо люди с ментальными заболеваниями, психическими расстройствами. Также часто уходят подростки, мы по ним в Сеть ничего не выдаем.

Вот три основные категории, и совсем немного бывает случаев, когда человек заблудился в природной среде. Но основная часть таких заявок — это опять же пожилые люди с деменцией, но они ушли не просто в городе, а в деревне, вокруг которой поля.

Но вы же можете искать с помощью квадрокоптеров, в поле это же удобнее, чем в лесах?

- Возможности этих приборов сильно преувеличены в общественном сознании. Дрон может даже при подзарядке и активной работе оператора за день проверить примерно квадратный километр. Это актуально в том случае, когда у нас есть свидетельства, что человек точно шел на этом участке. Пешими группами мы тоже там будем работать. Кроме того, есть естественные ловушки, овраги, речки, камыши, куда пешей группой сложно попасть, их отрабатываем квадрокоптером. Бывает, что проходишь поле, где густая, высокая трава, несколько раз пешком, а дрон сверху находит лежащего человека буквально в паре шагов от того места, где уже прошли. В 2014 году был поиск человека в камышах на 6-м квартале. Мы тогда все эти камыши вдоль и поперек излазили, не нашли, а в итоге потом весной там были обнаружены останки. А может быть, мы с дрона сверху могли бы вовремя найти... Но был и такой случай, когда оператор дрона ехал на машине по полю, но первым увидел лежащую бабушку не дрон сверху, а водитель. Тогда успели вовремя, поиски закончились хорошо.

Также есть очень интересное направление – кинологи. Специально натренированные собаки идут на "живое", и несколько человек именно они находили.

Это профессиональные кинологи?

- Кто-то из них – профессиональные, есть и волонтеры. Они тренируют собак постоянно, каждую субботу сборы, отработка ситуаций. Тут очень серьезно.

Вы упомянули, что сотрудничаете с полицией. Как именно? А с другими службами?

- Мы не работаем ни по одной заявке, когда нет официального заявления в полицию. То есть, даже если заявка срочная, например, ушла бабушка с деменцией, мы говорим, что начинаем работать, но вы сразу же должны позвонить на 112 и сообщить о пропавшем. Иначе мы не сможем искать, потому что могут быть мошенники, розыгрыши и т.д.

Человек может не очень хотеть, чтобы его искали. Например, муж ищет жену, которая ушла от него с ребенком — это уже семейный конфликт, только если представители полиции говорят, что можно задействовать медиаресурсы отряда. А с другой стороны, примерно в 95 процентах случаев, когда заявка о пропаже людей приходит в полицию, сотрудники сразу же рекомендуют заявителям обратиться к нам. Мы плотно сотрудничаем и стараемся друг друга дополнять. Вот пример, мы искали бабушку в конце мая. На каких-то предприятиях нам разрешили записи с камер отсмотреть, а на других ссылаются на режимность объекта и готовность предоставить только полиции. Мы передаем данные и приезжает уже оперуполномоченный. Также мы очень плотно сотрудничаем со службой спасения, бывают совместные учения в природной среде. МЧС, например, запрашивает у нас сколько единиц техники выехало на поиски.

Расскажу еще один случай: четыре искали дня дезориентированную бабушку, выяснилось, что после пропажи ее видели пять человек, но все подумали, что она пьяная. И это не плохие люди, они нам очень помогли, когда дали свидетельства. Но если хотя бы один в момент пропажи ее остановил и сказал: "Подожди, сейчас вызову скорую", было бы гораздо лучше. И чем чаще мы об этом рассказываем, тем лучше, тем меньше людей пройдет мимо.

Большое спасибо за ответы!

Автор: Вопросы задавала Нина Чурсина
Новые материалы
  • 19.07.2024, 15:20 "На автомате" – летнее "Слово пацана". Заметки киномана

    Если вы внезапно соскучились по "Крови на асфальте", или у вас летом возникает желание увидеть что-то знакомое в сериальной жизни российской провинции, как было в "Чиках", эта криминальная комедия в 8 сериях ждет вас на стримингах.

  • 17.07.2024, 15:01 Покорители ЕГЭ. Куда поступают саратовские стобалльники

    С расписании ЕГЭ на 2024 год заканчиваются резервные даты. Подводить окончательные итоги нынешней кампании пока рано, но основной период уже принес громкую новость о выпускнице саратовской гимназии N3, которая получила 100 баллов по трем предметам. Кроме высоченных результатов удивили планы вчерашней школьницы - она не планирует подавать документы в столичные вузы (это кажется самым логичным и самым ожидаемым решением), а намерена учиться в Саратове. СарБК попытался разыскать стобалльников прошлых лет и выяснить, где продолжили обучение они и какую роль в их жизни сыграли максимальные результаты единого экзамена.

Поиск дешевых лекарств в аптеках Саратова
Архив новостей
Нашли ошибку
x