Выбор редакции
Комментарии
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

Без объявления войны. Почему армия видит в саратовском бизнесе противника

  • 09:05, 8 сентября 2020
  • Комментариев[5]

Саратовская область имеет внушительный перечень антистатусов, в частности, клеймо территории "рискованного предпринимательства". И ни избавиться от него, не отмыться никакими громкими заявлениями чиновников. Потому что кроме бесчисленных проверок и штрафов (в прошлом году мы были в тройке лидеров по этому показателю) в области есть "памятник" беспрецедентного давления на бизнес. Речь идет о давнем конфликте между нефтедобывающим предприятием "ЛукБелОйл" и министерством обороны РФ, которое использует в этой "столетней" войне не лучшие практики военных кампаний. Поэтому обороняющейся стороной в этой истории является бизнес. Он намерен инициировать еще один судебный процесс и добиться итогового справедливого решения.

Без объявления войны. Почему армия видит в саратовском бизнесе противника

"Определенные люди, в определенное время..."

Эта история длится так давно, что не одно поколение наблюдателей пыталось ответить на вопрос, почему компания "ЛукБелОйл" стала мишенью для военных. Нефтяники "пришли" на Ровенский лицензионный участок в 1999 году, обнаружили месторождение на территории хозяйственной части авиационного полигона "Гурьяново" (Энгельсский район) и начали его разработку. Все в соответствии с лицензионной документацией и договором с Минобороны на временное пользование части территории полигона площадью 4,4 га.

Спокойно работали нефтяники несколько лет — бурили скважины и несли социальную ответственность. Но вдруг "брови нахмурила" военная прокуратура и попыталась оспорить выдачу нефтяникам лицензии на добычу (арбитраж ведомству отказал), а потом возникли споры о пользовании участком. И только между Минобороны и "ЛукБелОйл" был заключен договор о праве ограниченного пользования территорией месторождения (военные обязывались пропускать нефтяников к скважинам), как на следующий же год армейские начальники стали через суд требовать освобождения "незаконно занятой" земли.

Эти события тогда, да и сейчас, рождают разного рода версии об их истинных причинах конфликта. Экс-министр промышленности Саратовской области, член Общественного совета при нынешнем министерстве промышленности и энергетики региона Сергей Лисовский вспоминает: "В моем кабинете по этому поводу были и главнокомандующий Воздушно-космическими силами и другие руководители Минобороны, с которыми я проводил переговоры. Суть была в том, что одно из месторождений, которое эксплуатировал "ЛукБелОйл", находилось поблизости от испытательного полигона. Компания, с моей точки зрения, и это подтверждено решениями судов, вплоть до высшего, совершенно обоснованно занималась производственной деятельностью, строила объекты, путепроводы. Но в определенное время, определенные лица захотели поиметь хорошо работающее предприятие. И начались согласованные действия ряда представителей, так скажем, государственных органов и Министерства обороны. Те искали всяческие поводы, в том числе, и угрозы национальной безопасности, для того чтобы отнять этот земельный участок и то, что на нем расположено".

"Угрозы национальной безопасности", по подозрительному стечению обстоятельств, возникли на участке месторождения после череды неудачных для Минобороны наступлений. Во-первых, военным не удалось в 2011 году выдворить с земли нефтедобытчиков (после двух с лишним лет судебных разбирательств государство потерпело поражение). Во-вторых, компанию не сломил приказ, в соответствии с которым "ЛукБелОйл" запрещалось вести деятельность на объекте. Военные перекрывали нефтяникам единственную на нефтеприиск дорогу, отключали электричество, но не смогли выкурить добытчиков. Хотя, конечно, ущерб нанесли немалый. Потери бизнесменов составили 396 млн руб. и возместить их через суд им не удалось. В-третьих, "ЛукБелОйл" стал выигрывать очередную серию судебных процессов по иску Минобороны. И тогда участок месторождения, а вместе с ним территории пяти населенных пунктов, понадобились для целей национальной безопасности. Если с 60-х годов прошлого века полигон занимал около 316, то с 2017 года вырос до 540 квадратных километров (занял больше 20% всего Энгельсского района).

Соответствующий приказ заместителя министра обороны об установлении запретной зоны 42-го авиационного полигона стал переломным моментом в этой войне, если уж пользоваться терминологией армейских стратегов. Областной арбитраж в феврале 2019 года обязал "ЛукБелОйл" освободить земельные участки от сооружений, резервуаров и оборудования и признал сделку от 2010 года (о праве ограниченного пользования участком) недействительной. Сегодня ведется исполнительное производство по этому решению, указано в довольно формальном ответе министерства промышленности региона на вопросы "СарБК".

"Недоумение и скорбь"

В "ЛукБелОйл" намерены добиваться компенсации за убытки в связи с утратой имущества. Бизнесмены называют сумму, практически равную размеру годовых отчислений от разработки данного месторождения в государственный бюджет - 500 млн руб. Сергей Лисовский комментирует: "Зная руководство этой компании, могу заверить, что они не из тех, кто опускает руки. И я, честно говоря, очень уважаю этих людей. Я допускаю, что в интересах государства могут изыматься земельные участки и другие объекты, но тогда надо компенсировать бизнесу то, что он вложил. Он же вкладывал не огульно, на все есть разрешение, согласование государственных органов. Поэтому моя позиция вот такая: если это так надо для государства — хотя оно столько лет обходится, что возникают сомнения в острой необходимости, — тогда выплачивайте компенсации".

Депутат Саратовской областной Думы от Энгельсского района Станислав Денисенко тоже высказал свое мнение о планах бизнеса восполнить потери: "Прежде чем говорить о компенсациях, нужно говорить о людях, о работниках, о тех, кто получает заработную плату. Они в данном случае, конечно, пострадают, если не будет найдено решение, которое позволило бы сохранить все, как есть. Мы знаем компанию "ЛукБелОйл" как социально ответственный бизнес, готовый идти навстречу людям. Поэтому сложившаяся ситуация вызывает только недоумение и скорбь. Когда у нас и так бизнес находится в не самом лучшем состоянии в стране и в регионе, различные запретительные меры еще дадут о себе знать, наложат серьезный отпечаток на бюджеты всех уровней. Хотя основной налог на недропользование уходит в федеральный бюджет, еще раз повторюсь, "ЛукБелОйл" достаточно активен на территории региона. Замечу, что эта ситуация затрагивает не только Энгельсский, но и Ровенский районы".

"СарБК" обратился также за комментарием в администрацию Энгельсского района, чтобы узнать, не тревожат ли чиновников возможные бюджетные и социальные потери. Но там ответили, что в ближайшее время глава района Алексей Стрельников не готов говорить об этом.

"Если бы позиция муниципальных образований в данном случае была государственной — с точки зрения получения налогов, социальных вопросов и прочее, то дело не довели бы до такого состояния. К сожалению, в определенных личных интересах позиции муниципальных образований были за одно с позицией Минобороны. Поэтому мы имеем такой затянувшийся конфликт," — в свою очередь, заметил Сергей Лисовский.

"Всегда в конфликте"

Лидер саратовского регионального отделения общероссийской организации "Деловая Россия", генеральный директор предприятия "Мобильные газовые системы" Александр Абраменко хорошо понимает, что в противостоянии бизнеса и Минобороны возможности, мягко говоря, не равны. В разговоре с корреспондентом "СарБК" он не согласился, что область является аутсайдером по комфортности ведения бизнеса: "Однозначно сказать, что для саратовских предпринимателей созданы худшие условия, нельзя. Как нельзя отрицать и существующие проблемы. В ситуации с "ЛукБелОйлом" интересы конфликтующих сторон пересеклись на территории Саратовской области, однако причины конфликта отнюдь не в отношении региональной власти к упомянутой компании и к бизнесу в целом. Участники противостояния апеллируют к решениям федеральных структур и федеральному законодательству, возможности влиять на которые со стороны субъектов страны и деловых кругов – ограничены. Пожалуй, основная мысль, которую бизнес- сообщество много лет пытается донести до властей всех уровней, заключается в том, что государство не должно, что называется, то и дело менять правила игры. А это происходит часто и в одностороннем порядке. Даже в случае, когда речь идет о государственных интересах, решения в отношения бизнеса должны быть максимально взвешенными и в обязательном порядке учитывающими вклад конкретного предприятия в бюджеты всех уровней, в создание рабочих мест и развитие стратегических отраслей".

Станислав Денисенко, в свою очередь, считает, что для бизнеса условия не только в Саратове, но и по всей стране, всегда непредсказуемы: "Знаете какая штука, бизнес в России всегда находится в определенном конфликте, в очагах пересечения власти, бизнеса и государственных структур. Это повсеместно. Бизнес всегда пытается подстраиваться под существующие реалии, но иногда наступает момент, когда ставится точка".

Да и население не избавлено от неприятных неожиданностей. Говорят, что жителям поселков в Энгельсском районе, которые вошли в границы запретной зоны 42-го авиационного полигона, не сообщили об этом. Они и не знают, что судя по всему, теперь находятся под определенными ограничениями. Вряд ли им можно вести строительство на своих земельных участках без согласований. "Меня это ничуть не удивляет, — говорит Сергей Лисовский. — У нас люди многого не знают из того, что делает власть. Если бы решение о расширении запретной зоны было вынесено на публичное обсуждение, начались бы протесты. На каком основании нам ограничивают права? Для того, чтобы этого избежать, решения принимаются за спиной, а потом людей ставят перед фактом".

В саратовском отделении общероссийской организации "Опора России" тоже прокомментировали информацию о намерении "ЛукБелОйл" получить компенсацию за утрату имущества. Председатель комитета по топливно-энергетического комплексу Екатерина Савкина сказала: "Надо расставлять приоритеты. Если у нас приоритет в пользу экономики, то таких историй быть не должно. А если у нас другие приоритеты, то тогда предпринимателям надо оплачивать их риски, возмещать вложения. Люди построили бизнес, добросовестно выполняли свои обязательства. Частный бизнес обязательно должен получать в таком случае компенсации".

Александр Абраменко добавил: "Я погружусь в ситуацию и мы будем на федеральном уровне стучать во все двери, чтобы этот спор был решен с соблюдением обоюдных интересов, потому что нельзя так варварски поступать. Если одно решение отменяет другое, то есть, компании выдают лицензию, а потом не дают работать, это уже изменение правил игры. И это в корне неправильно".

Комментарии - 5
Сортировать
  • По рейтингу
  • По дате
  • Гражданин
    Саратовская область - один из самых гнилых регионов России. Чиновники саратовских органов власти - самые тупые и жадные в России. Бизнес здесь убивают до конца, чтобы не поднялся.
    8 Сентября, 09:38
  • Аноним
    Гражданин, Глупости. Военные никогда нефтяников на свою территорию не пускали. Во времена СССР был такой прикол: на геологической карте ископыемых Саратовской области - где белые пятна на карте - там "секретные военные части про которые знать не положено"
    8 Сентября, 10:59
    , ответ для Гражданин
  • Горожанин 302
    шойгу еще возглавляя МЧС проявил себя соответствующе. Там сумма хищений и злоупотреблений превышали по объемам в МО, хотя численность личного состава была меньше на порядок.
    8 Сентября, 12:20
  • Читатель 510
    Ничего нового! АО "МО" в действии.
    8 Сентября, 17:51
  • Где следующие посадки-то?!
    Гражданин, вот я и думаю... - "Так когда введут в действие так бездарно позабытую статью о сметной казни"? Ведь сразу-сразу... И коррупция поутихнет! И те поганые коррупционеры "свалят" со своих гос-кормушек!
    15 Сентября, 09:30
    , ответ для Гражданин
Добавить комментарий
Похожие материалы
  • 31.05.2018, 10:15 Неподъемная проблема. Жителям предложили заплатить за замену лифтов по 50 тысяч В мае этого года в стенах Саратовской областной Думы прошли заседания по проблеме замены лифтов в многоквартирных домах региона. Из уст отдельных депутатов, участвующих в совещаниях прозвучало, что саратовцы готовы взять на себя траты на замену лифтов. В этом случае собственнику квартиры площадью 50 кв. метров придется потратить около 50 000 рублей. Альтернативы нет, - констатировали парламентарии.
  • 15.03.2016, 11:50 Крыша преткновения, или Как в Саратове спасали русский классицизм на Первомайской Предпринимателя Светлану Красникову обязали в срок до 1 мая 2016 года произвести строительные работы по обустройству скатной кровли части здания Двенадцатого арбитражного апелляционного суда – литер Б, расположенного по адресу: ул. Первомайская, 74, а также отремонтировать внешние стены части здания суда – устранить трещины и осуществить покраску в цветовой тональности всего здания. "Выполнение строительных работ производится с соблюдением строительных норм и правил в согласованный с Двенадцатым арбитражным апелляционным судом период времени с учетом характера процессуальной деятельности и с использованием качественных строительных материалов", - говорится в определении, опубликованном на сайте Волжского районного суда Саратова.
Обсуждаемые новости
  • Сегодня
  • Неделя
  • Месяц
Поиск дешевых лекарств в аптеках Саратова
Архив новостей
  • «
  • 8 сентября 2020
  • »
  • пн
  • вт
  • ср
  • чт
  • пт
  • сб
  • вс
Нашли ошибку
x